• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Мамы и малыши (список заголовков)
09:25 

Николка. Мы печем печенье. Что кроется в простом для тебя деле, если ты его делаешь с малышом.

Оригинал взят у verineiakoro в Никока. Мы печем печенье. Что кроется в простом для тебя деле, если ты его делаешь с малышом.
Нана( наша крестная) говорила что самый большой эффект развития дают различные домашние дела которые ребенок делает с мамой. Он непросто осваивает тот вид деятельности, которым на данный момент занимается мама или папа, он познает законы природы, физики, математики, логики и т.д.
Сегодня мы с Наной делали печенья. Т.е мы – это Коля, я и Нана. Вечером, когда я села писать об, этом я решила не просто описать происходящее, но и проанализировать что особого мы сегодня сделали для развития Коли. И вот что получилось.

Мы приготовили все ингредиенты. Каждый раз кода что-то появлялось на столе, Коле давалось прочитать, что это и объяснялось в двух словах зачем (чтение). Потом в миску были влиты желтки и сахар. Вначале Нана показала, как надо делать а потом передала Коле (моторика).

DSCN2309

Потом на стол было высыпано некое количество муки и в центр порезанное мягкое масло. Колю привлекла мука. Пощупал, поводил руками по ней (сенсорика), потом поняв, что если водить пальцем получается след, начал что-то рисовать. Когда спросили что, ответил: « Это дорога» (творчество). Мы дали ему возможность еще порисовать дороги.

DSCN2326

Потом, добравшись до горки с мукой, он обозначил ее как гору и решил, что хорошо бы сделать туннель. Нана перенаправила его внимание на масло и что его бы хорошо порубить в тесте. Вначале с Наной и а потом самостоятельно Коля рубил масло (моторика).

DSCN2312

DSCN2314

Он порубил немного, остальное сделала Нана, а Коля продолжал что-то рисовать на муке. После этого надо было замесить тесто. Нана месила, Коля повторял (лепка, моторика).

DSCN2328

DSCN2334

Нана добавила в желтки соду гашенную уксусом. Коля хоть и не мог учувствовать в процессе, но старательно помогал поддерживать бутылку с уксусом.

DSCN2339

Потом увидел знакомую картину (эксперимент – вулкан) и мы подтвердили, что это действительно так же получается как в вулкане. И потом он опять все взбил.

DSCN2344

Конечно, после него любое действие надо было повторить нормально, чтоб, что то получилось, но главное что и он в этом участвовал. Даже поддержание ложки в руке Наны когда она выливала взбитые желтки в тесто для него воспринимается как будто он это делает сам.

DSCN2349

Потом хорошенько побить взбивалку о миску чтоб выпало все тесто.

DSCN2353

Потом Коля немного занялся лепкой. Месить тесто работа не из легких. Так что этот этап можно отнести и к физической нагрузке.

DSCN2361

Пока тесто охлаждалось в морозильнике, Нана с Колей занялись, придвинем. На него надо было хорошенько расстелить пергаментную бумагу.

DSCN2366

Ну а потом Коля познакомился со скалкой. Интересный инструмент. Ручки не крутятся, а сам цилиндр крутится. И каждый раз, когда крутится тесто, становится все уже раскатистее. Тут и силы надо применить.

DSCN2374

DSCN2370

И вот превращение из комка теста получился большой блин.

DSCN2379

А потом пошел очередной процесс смеси мелкой моторики, лепки и возможно чего либо еще. Ведь ту не просто надо форму приставить, а хорошо прижать, подергать, потом отделить осторожно от стола ножом, потом взять чтоб не порвалось, потом выложить на противень.

DSCN2393

DSCN2401

DSCN2407

Целый ряд невероятно сложных задач для малыша . Да 2 реченька у нас порвались и один мишка был вырезан неточно (без лапки), но мы же учились и в конце концов Колины печенке начали получаться целыми и красивыми.Конечно, каждый этап нужно было направлять его, подсказывать, показывать, иногда просто ставить руки, так как надо, чтоб получилось.
Процесс украшения тоже работа не из легких. Ну не просто же разбросаешь цветные кружочки как попало. Мишки (которого Коля назвал Винни-Пух) нужны глазики и ротик, бабочки цветные пятна на крыльях, кролику глазик, елочку тоже надо украсить и еще обязательно звездочку вверху повесить. Цветочку нужна серединка и еще на каждый лепесточек тоже по цветному пятнышку. Так что это процесс творческий, ну и моторику тут, как ни развить, если каждый кружочек такой маленький что его и взять тяжело, не то что установить на нужное место. Коля очень старался.

DSCN2423

Потом противень переехал в духовку, и Коле осталось только наблюдать, как печение понемногу раздувалось (не химический эксперимент ли для ребенка).

DSCN2428

Начали немного пригорать, пришлось вытащить несколько, потом остальные засунуть. Ну вот и все, первый Винни-Пух готов.

DSCN2431

Этот особенно дорог ведь Коля сам ему сделал глазки и носик. А это - наша НАНА и приготовленные печенья.

DSCN2435

Первая проба.

DSCN2438

Очень вкусно. Еще хочется, но все еще горячее.

DSCN2441

Потом обязательно все надо подсчитать ( математика).

DSCN2449

Вот так вот попекли печенья. Да, и самое главное, мы не просто пекли печенье, мы показали ему логическую цепочку действий, которая приводит к некоему результату (ее еще называют алгоритмом - логика, мышление), переход различных веществ из одного состояния в другое при смешивании, с чем либо и при воздействии температуры, и наверное еще многое другое чего я еще сама не знаю.
Если посмотреть с точки зрения развития ребенка, то любое занятие вместе с ним: просто поход в магазин, или уборка, готовка, помощь папе в починке велосипеда и т.д. развивает нашего малыша по множеству параметров. В конце концов, наши мамы и папы в большинстве своем не имели возможности с нами заниматься или просто не знали как, но кода они что-то делали, они просто брали нас с собой и подключали нас. И это дало свой результат. Ни так ли. До сих пор помню, как у мамы на работе я проводила иногда до 1 часа пока ждала обеда. Тут я и счетами научилась пользоваться и кассовым аппаратом, и деньги считать и смотрела, как общаются люди и т.д. Все что мы делаем необходимо нашим детям, главное не исключать их из этого процесса, считая их слишком маленькими что бы понять, или что придёт их время и сами научатся, они учатся сейчас, и то чему мы их научим во многом определит то что они будут знать и делать потом.



@темы: 1-2 года, развитие, творчество

08:38 

Николка.О чем болтает Винни или как мы учимся говорить

Оригинал взят у verineiakoro в Николка.О чем болтает Винни или как мы учимся говорить
Через примерно каждые 2-3 дня мы учим новый стишок – двустишье для развития речи и памяти. Это не значит, что он полностью говорит весь стих, половину слов говорю я, половину он. Но иногда он и весь стих может рассказать. Мы выучили новый и я решила вспомнить то, что мы уже знаем. У Коли было шутливое настроение, и он начал вставлять вместо нужных слов слова с приставкой не или в двух вообще антонимы (вместо мало - много, вместо мышки – кошка). Мы вместе смеялись над тем, что получается. Коле игра понравилась, и он начал фантазировать дальше. Он начал вставлять вообще любые слова, что придёт в голову вместо правильных. Я объяснила, что если уж вставлять, то чтоб получалась рифма. Но к сожалению с рифмами у меня самой не очень получается, так что в качестве примера я просто сказала некую тарабарщину, нечто вроде того что говорит Винни-Пух (Коля уже давно бегает и болтает за Винни разную тарабарщину, но не все можно воспроизвести), но только с нужным окончанием под рифму. Коля начал смеяться, потому что получилось очень смешно. Но после этого остановить его было уже невозможно. Некие сочетания звуков с соответствующим окончанием чтоб получилась рифма, начали потоком выходить из его рта. Я говорила начало стиха, а он придумывал что-то под рифму. Потом мы вместе смеялись, а потом он сам начал выбирать стих, который хочет переделать. Я подумала, почему бы эту тарабарщину, которая, скорее всего, приведет к очередному баловству не перевести в более полезное русло, чтобы развивать его речь, чтобы он учился говорить более четко.

«А давай свои стихи придумывать»-сказала я. Я начала говорить короткие и легко воспроизводимые слова: РУКА-БУКА-МУКА-ЛУКА-ЗУКА-ЗАКА-ЗАЙКА-МАЙКА-РАЙКА-ДАЙКА-НАЙКА-НОКА-НОГА и т.д. Коле это очень понравилось, он сначала смотрел на меня, а я ходила по кругу и говорила, стараясь придумывать в рифму. Получались и слова и просто набор звуков. Смотрел, смотрел и тоже начал ходить за мной и повторять эти словечки. Даже старался опередить меня, сказать свое словечко. БИКА-МИКА-ЗИКА, это он сам придумал. Эта игра у нас уже продолжается второй день. Он уже без меня играет, берет Винни пуха и начинает ходить и говорить. Теперь Винни начал говорить что-то более отчетливое и как ни странно в рифму.
Говорит он уже все подряд, целыми предложениями, но не всегда можно понять, что он сказал. Не все звуки получаются четко. Я пытаюсь с ним заниматься по Новоторцевой (упражнения с языком и губами). Ну, пока не очень получалось. Несколько раз пыталась с ним поиграть в «СКАЗКУ О ВЕСЕЛОМ ЯЗЫЧКЕ» ( он там в домике, потом загорает на солнышке, потом дождик начинается и он съеживается и т.д. – и соответственно каждое действие воспроизводиться языком перед зеркалом). Позанимались несколько раз, не впечатлило, когда позвала его опять, просто не захотел. Я сделал перерыв на неделю. Потом снова взяла зеркало и спросила, не хочет ли он поиграть с язычком. Он отказался и начал играть с машинками. Я сказала, что тогда я сама поиграюсь. Начал рассказывать очередную сказку и делать упражнения. Через минуты 2 он уже стоял рядом и посмеивался над моими кривляньями. Я продолжила «А у язычка дома котенок выпил свое молочко» и показала языком как он пьет. Коля подсел возле меня и попросился тоже играть, повернул к себе зеркало и начал облизываться язычком. Ну, потом пошло следующее упражнение: « А язычок выпил чай из чашки» - и свернула язык. Это у него не очень получилось но он старался ну и т.д. Пока мы только 3 раза занимались. Не все получается, но он не отказывается и хочет играть. Главное чтоб это все действие проходило в виде сказки - игры.




@темы: 2-3 года, развитие, речь

20:50 

Что могут сделать родители для гармоничного сексуального развития детей

С тех пор, как я начала работать с темой сексуальности, я часто сталкиваюсь с родительскими посланиями о детской сексуальности, которые ставят меня в тупик. Есть откровенно пугающие типа: "Принесешь в подоле – убью", а есть странные, например: "Стыдно когда видно". И очень мало позитивных родительских посланий. Лучшее, что я слышала, это: "Если забеременеешь, приходи, я помогу". А что имелось в виду, бог его знает.

Выясняется, что многие родители мало что знают про свою сексуальность и тем более мало что знают про детскую, и когда сталкиваются с ее проявлениями, стыдятся, пугаются, сердятся или стараются не замечать естественного процесса, в то время, как для детей быть увиденными и призванными очень важно.

Так что родители могут сделать для детей в психологическом плане, чтобы детям было легко принять сексуальность? И что делать не стоит?

Прежде всего стоит устроить ликбез себе. Это самое важное! Выясните, что и когда происходит с детьми. Об том можно прочитать в книге Анны Фрейд "Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов".

И щё рекомендую текст "Базовые права" - правах человека и "структурах характера".

Дети с рождения начинают познавать свой организм. Ещё до года они "находят" свои половые органы и дальше могут играть с ними, как и с другими частями тела.

К трем годам они осознают энергию в тазовой области, могут "вилять попой" и начинают влюбляться.
После трех лет они обычно влюбляются в родителя противоположного пола и даже пытаются его "соблазнить". Стараются поцеловать "по-взрослому", лечь рядом спать. Могут демонстрировать свои половые органы. И это все является нормальным процессом полового созревания.

Потом, разочаровавшись в том, чтобы соблазнить родителя, они переключаются на сверстников и "влюбляются" в них. Могут интересоваться тем, как устроены половые органы других детей обоих полов. Изучают друг друга. И это тоже нормально. Постепено этот интерес угасает и возобновляется в период полового созревания, к которому родители уже гораздо больше готовы.

В этой статье я больше говорю о детях 3-5 лет, хотя к подросткам все это применимо.

Итак, поехали.

1. Признать пол ребенка

Сначала важно признать факт того, что у вас родилась именно девочка или именно мальчик. Что у нее будущее женское тело, со своими особенностями или у него мужское тело с мужскими особенностями.

И важно также увидеть его прекрасным. Не делать вид, что ниже пояса ничего нет, а принять, что оно есть, чтобы ребенку не приходилось показывать это другим людям для того, чтобы они просто признали тот факт, что у ребенка есть половые органы.

Не надо заострять на этом внимание. Рассматривать или как-то взаимодействовать. Просто признайте факт.

Если вы хотели мальчика, а родилась девочка, это не ее проблемы, а ваши. Идите с этим к психологу, к батюшке, к друзьям, куда угодно, и там работайте с собой. А ребенку важно, чтобы он знал и чувствовал, что вы хотели именно его, его пола.

2. Признать интерес к половым органам нормальным

Затем нужно признать интерес  к половым органам нормальным.  Тут многие мамы и бабушки падают в обморок.

Как? Признать что если он трогает это, то он нормальный? А как же инфекция, ранняя мастурбация и половые извращения?

Но интерес к половым органам у ребенка чисто физиологический. Исследовательский. Очень предметный. И он не идет дальше простого физического исследования, если не запрещать. Можно просто сказать: "Я вижу, что тебе интересно".  Половые органы – это такая же часть тела, как рука и нога. Человек может изучать свои руки и ноги. И половые органы тоже.

3. Признать удовольствие от манипуляции с половыми органами

Еще очень важно признать удовольствие от манипуляции с половыми органами. Да, это приятно. И не только детям, но и взрослым. Там много рецепторов и высокая чувствительность. Приятные ощущения – это просто физиология.

Заметьте, признать – это не значит начать практиковать мастурбацию целые дни напролет. Это значит просто сказать: "Да, я вижу, тебе приятно. Это так", чтобы ребенок понимал, что с ним все нормально и что его приятные ощущения – это нормально.

4. Признать своё личное удовольствие

А тут многие мамы начинают краснеть, бабушки беднеют, а папы сердятся. А что такого? У родителей тоже есть половые органы. И общение с ними приятно. Это биологический факт.

Это не значит, что нужно гоняться за ничего не спросившим ребенком и рассказывать ему о том, как и где вам приятно. Боже упаси! Это просто значит, что на вопрос, есть ли тебя пися, надо ответить правду. И на вопрос, приятно ли ее трогать, тоже нужно ответить правду.

Я вас уверяю, что детям большего знать и не захочется. Они всегда улавливают информацию соответственно возрасту.

5. Признать совместное с супругом удовольствие

Ведь это тоже правда. Если дети спросят, сообщить, что между родителями есть половая связь, и это приятно. Это происходит потому, что они любят друг друга.

Сейчас есть много книжек на эту тему. Если ребенок спрашивает, есть много вариантов того, как это показать.

Это не значит, что нужно рассказывать трехлетнему ребенку о сексе во всех подробностях. Просто сказать, если ребенок просит, что он есть, это приятно, что это проявление любви.

Внимание! Всю информацию нужно выдавать только по запросу. Если не спрашивают, не приставайте к детям с рассказами. 

6. Признавать приавтность и интимность

Вместе с тем важно признавать приватность и интимность ваших половых органов и интимной жизни с супругом. Да, это есть, но это только ваше. И на просьбу показать, ответить отказом.

Это поможет ребенку понять ценность сексуальной жизни вашей и своей. И тогда у него постепенно пропадает желание демонстрировать свои половые органы окружающим, потому что они его личные и интимные.

Если вы застали детей за исследованием друг друга, сделайте глубокий вдох, а затем просто попросите их закончить и расскажите о ценности и приватности половых органов. Сдержите свое желание застыдить или накричать.

7. Восхититься ребенком и признать его (её) привлекательность

В эдипальном периоде (3-5 лет) ребенок часто пытается соблазнять родителя противоположного пола. В этом нет осознанности и злого умысла. Это просто естественный этап развития. Как же на это реагировать?

Прежде всего признать привлекательность. Сообщить, что вы как мужчина или как женщина заметили, что ребенок хорош. Восхититься и остановиться. Сообщить о границе. О том, что вы делаете выбор быть ребенку родителем, а не любовником. И делаете выбор в пользу супруга или супруги.

Если очень грубо,  текст примерно такой: "Я восхищаюсь тобой, ты очень красивая девочка (мужественный мальчик), но у меня есть жена, и я занимаюсь сексом с ней, а для тебя я папа (или мама)".  Это помогает ребенку получить признание собственной привлекательности и в то же время показывает четкую границу. Это стоит сказать четко и мягко, чтобы ребенок разочаровался в идее жениться на маме (выйти замуж за папу) и при этом получил уверенность в своей привлекательности.

8. Заметить ценность и оберегать

В советской действительности принято было относиться к половым органам как к чему-то низменному и грязному. Как к "причинадалам". К чему-то, что не только не имеет ценности, но и несет вред. Но раз уж оно есть, то приходится как-то с этим мирится, игнорируя до тех пор, пока  возможно.

Я считаю важным сообщить ребенку о том, что у него есть половые органы и они очень ценные. Они могут принести много удовольствия. Они могут подарить жизнь. Их стоит беречь, знать и заботиться. Искать с ними контакт и уважать ощущения в них. Опять же, я не говорю и чрезмерном внимании к ним. Я всего лишь говорю об уважении.

И если эти половые органы такие важные, то не стоит их всем показывать. Это ценность, сакральное место и тайна. Она предназначена для маленького человека  и того, кого он полюбит, когда вырастет.

9. Дать хорошее напутствие

И тут важно дать хорошее напутствие.  Не говорить о том, что пока еще рано и не стоит об этом думать, а потом, если в подоле принесет, пусть сам разбирается. А сказать, что когда ребенок вырастет и полюбит другого человека, то сделает свой выбор и сможет разделить с возлюбленным радость сексуальных отношений. И это будет прекрасно и гармонично. Не вдаваться в подробности, а просто сказать, что такое счастье возможно в жизни.

10. Уважительно отнестись к выбору ребенка

Дальше важно уважительно отнестись к выбору ребенка. К выбору тех, в кого ребенок влюбляется. В садике и в школе это проще, а вот в подростковом возрасте приходится собирать волю в кулак. Даже если вы видите все несовершенство выбора, важно сохранить нейтралитет, чтобы дать возможность ребенку нести ответственность за свой выбор. А также чтобы потом у ребенка была возможность прийти к вам за советом или утешением.

11. Связать секс с любовью

Сообщить, что секс – это проявление любви. И что он делает ее полнее, а она его одухотвореннее. И чудесно, когда есть и то и другое в сочетании.

12. Провести ликбез

Провести ликбез по поводу половых органов, расказать, откуда берутся дети и какие есть способы передохранения. Но не переусердствовать при этом. Начать можно в 3-4 года, когда ребенок начинает спрашивать. Помогают такие книги, как эта: Пернилла Стальфельт "Книга о любви".

13. Подростку важно сообщить о выборе

О том, что он может выбрать остановиться в сексе и сексуальной игре в любой момент, если ему не нравится. Что он может в любой момент сказать о том, чего он хочет и чего он не хочет. И что он никому ничего не обязан. И что соблазнение не обязательно должно повлечь за собой секс.

14. Контакт с собственной сексуальностью

Все это хорошо работает, если родители нашли контакт с собственной сексуальностью. Или хотя бы работают в этом направлении.



Источник


@темы: предпубертат, подростки, 6-7 лет, 4-6 лет, 3-4 года, 2-3 года, секс

17:55 

Про можно и нельзя

Все знают, как воспитывать детей,
кроме тех, у кого они есть...


Моей дочери от самых от пелёнок можно ВСЁ !!! Но...
при условии, что она самостоятельно сможет ответить за последствия своих действий.
- "Папа, а можно я до сковородки дотронусь?"
- "Можно, но имей в виду: сковородка горячая - будет больно!"
...К тому времени, когда она научилась говорить, уже хорошо понимала что такое больно - трогать не стала. Поверила папе на слово и быстро переключила внимание на игрушки. Я украдкой облегчённо вздохнул.

- "Папа, а можно на стене рисовать?"
- "Можно, но только потом мы с тобой обои будем переклеивать."
Хм, что такое больно, она знает, что такое переклеивать, ещё нет, поэтому следует логичный уточняющий вопрос:
- "Папа, а переклеивать это больно?"
- "Нет, не больно, но ты очень устанешь. Тебе быстро надоест, ты будешь проситься гулять, но я тебя не отпущу. Ты захочешь поиграть, но я тебе не позволю. Ты не будешь смотреть телевизор, не будешь играть в компьютерные игры и так до тех пор, пока полностью не поменяем обои в комнате."
- "Пап, а это долго, менять обои?"
- "Думаю, до вечера справимся, если с утра начнём."
- "Пааап! А в садике сказали, что на обоях рисовать совсем нельзя... Совсем, совсем нельзя!"
- "А почему нельзя?"
- "... Нам не сказали. Нельзя и всё!"
- "Рисуй, если хочешь... Но потом придётся обои переклеивать"
...Видимо, любопытство пересилило - трудностей захотелось. И началось...

Молча наблюдаю со стороны.
Вначале робкие движения, с оглядкой на папину реакцию - реакции ноль и вообще стараюсь взглядами не встречаться. Потом размашистые движения, сколько руки хватает. Движения резкие, короткие, как будто не ребёнок рисует, а лихой казак шашкой рубит. Весь вечер моё чадо уничтожало краски, фломастеры, пластилин. Особенно не повезло фломастерам: за несколько штрихов зажатый в кулачок фломастер приходил в полную негодность, четыре вообще сломались! Вскоре и кисти стали лишними. Краски из тюбиков выдавливались прямо на стену, размазывались ладошкой. Полупустой тюбик летел на пол, к сломанным фломастерам. До кучи были испачканы колготки, платье, руки и лицо. Наконец, когда творческий запал иссяк, а точнее кончилось сырьё для создания шедевра настенной живописи, я решился взглянуть в глаза дочери.

О нет, только не это! Глазки блестят чертовщинкой, а на лице расплылось упоение вседозволенностью. В голове у меня, как на заезженной пластинке, лихорадочно вертится расхожая библейская фраза: "ибо не ведают, что творят", "ибо не ведают, что творят". В этот момент мне стало по-настоящему страшно. Дочь заметила и сама испугалась.
- "Папочка не ругай меня, ты же сам разрешил!!!"
- "Верно, разрешил... Но, как я уже сказал, завтра будем переклеивать обои".

Ибо не ведают, что творят...
Кто не ведает: пятилетний ребёнок не ведает, или я, великовозрастный дядя, не ведаю, раз допустил такое?!! Гложут сомнения - в чём-то я здесь глубоко не прав. Однако дело сделано - отступать некуда! Долой эмоции! Завтра, всё будет завтра: и осознание масштабов содеянного, и раскаяние, и исправительный труд для меня и для моей дочки.
Собрав остатки воли в кулак, беру её за руку. Так мы оба оказались в ванной, с единственным желанием хоть как-то отмыться.
- "Папуля, а можно я не буду мыться, можно я прямо так лягу спать?"
- "Можно, но мама, когда придёт с работы, будет меня сильно ругать - мне бы этого не хотелось".
- "Папочка, я тебя очень люблю, я чисто-чисто вымою ручки - мамочка тебя ругать не будет".
- "Спасибо, дочь!" (вздыхаю украдкой)

Укладываю спать - на стены не смотрю, чтоб не сорваться. Скрипя зубами набираю телефон друга и с прискорбием сообщаю, что в эти выходные меня на тренировке не будет по семейным обстоятельствам (спортсмен я).

Утром следующего дня захожу в комнату дочери. Сидит на своей кровати со странным взглядом. Непонятно, чего больше в нём, страха или любопытства? Она ждёт в предвкушении неведомого. Она догадывается - сейчас произойдёт нечто большее, чем просто игра.
Одеваемся, идём в магазин стройматериалов выбирать новые обои. У ребёнка полный восторг, папино наказание ей явно нравится. Купили клей обойный, резиновый шпатель, валик. Обои несу сам, пакет с мелочью волочёт дочка. Именно волочёт - нести нет сил. Два килограмма для воспитанницы детского сада это много. Папа неумолим: "Тащи, тащи - набедокурила, теперь отвечай за последствия".
Тащит, не хнычет - знает, что слёзы только на маму действуют. Папа жесток в своих методах воспитания, а слёзы только усугубят и без того тяжёлую ношу.
Доковыляли таки до машины.
- "Папочка, миленький, помоги забросить пакет в багажник - мне его не поднять".
- "Неа, сама забрасывай!"
- "Папочка, но мне же его не поднять!!!" (глаза полны слёз)
- "Загляни вовнутрь - в тяжёлом пакете много лёгких вещей. Вынимай их по одной и клади в багажник".
Вынимает, кладёт по одной. Смотрит искоса на меня - папа личный враг №1.

Подъезжаем к дому - внезапная истерика:
- "Папочка, миленький, не заставляй меня нести этот пакет домой - мне его не дотащить!!!"
- "Никто тебя не заставляет тащить один большой тяжёлый пакет. Вот тебе два маленьких: разложи вещи в два пакета, один отнесёшь, вернёшься за вторым."
...Сердце кровью обливается. Мы ещё не начали, а она уже поняла, какая это чудовищная трагедия - переклеивать обои.
Пытаюсь поддержать морально то ли себя, то ли её:
- "Не трусь, дочка, ты у меня настоящий герой! Я рядом, если совсем тяжко будет - помогу".

Стройматериалы дома. Отдыхаем, обедаем - мамин обед как всегда на высоте.
- "Ну что, дочь, приступим?" Вижу борьбу испуга с любопытством.
Мама выдаёт нам старые простыни для защиты мебели, дочь активно участвует в процессе. Внимательно слушает мамину инструкцию о том, как разводить в тёплой воде клей, как намазывать его на обои. Где можно ходить, где нельзя. Что делать с обрывками старых обоев и т.д.
После десятого совместного похода с четвёртого этажа до мусорных контейнеров и обратно садится на пол.
- "Папочка, мамочка, давайте отдохнём - я очень устала..."
- "Хорошо, делаем перерыв."
- "А можно на перерыве мультики посмотреть?"
- "Можно, но после того, как переклеим обои. А сейчас садись ко мне на колени, будем книжку читать"
Садится, слушает с отрешенным видом. О чём думает, неизвестно, но явно думает, причём усиленно.
- "Ну всё, перерыв окончен, пора продолжать ремонт", - говорю я.
Понуро встаёт, бредёт за мной в комнату к ненавистным обоям.
- "Папочка, мамочка, простите меня, я больше никогда не буду рисовать! Никогда, никогда!!!"
- "Да простили мы тебя давно, однако обои надо доклеить. Помогай, ты же их испачкала! Да смотри, береги новые, а то опять переклеивать придётся".

...Вселенская бабья тоска в глазах пятилетнего ребёнка просто убивает. Сжимает клещами сердце, рвёт на куски душу. Жена отворачивается, не может смотреть, плачет украдкой. Я сам себя ненавижу. Ах, как хочется бросить всё, прижать дочку к груди и искренне попросить у неё прощения. Останавливает только одно - ежевечерние пьяные вопли со двора развязных девок с бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой. Симпатичные с виду девчата, которых так никто толком и не воспитывал: ни родители, ни школа. Натуральные тёлки, коим рожать, да не от мужей, а от неизвестно кого.
Не знаю я будущего. Не знаю, кем вырастет моя дочь. Знаю лишь то, что я просто обязан научить её принимать взвешенные решения и отвечать за последствия своих действий.

Берёт кисть, намазывает клей, я помогаю. Подаём намазанные обои маме, она на табуретке стоит и регулирует полотнища по высоте. Разглаживаем обои вдвоём с дочерью, в два шпателя - у меня побольше, у неё поменьше. Те же действия со следующим полотнищем и со следующим. Дочь бегает с чистой тряпкой, вытирая излишки клея. Половину, конечно же оставляет - я доделываю. Снимаю со скрипом обналичку дверной коробки - с удивлением узнаёт, что такое монтажная пена.
- "Пап, а можно пену потрогать?"
- "Можно."
- "А что будет если потрогаю?"
- "Да не бойся, ничего не будет"
Не трогает, убирает ручки за спину - видимо, приключений на сегодня уже достаточно.
Отрезаем излишки обоев из дверного проёма. Бежит снова на мусорку. Возражения не принимаются - рабочее место должно быть в чистоте. Пока бегает, прилаживаю на место обналичку - ну не давать же ребёнку молоток и гвозди. Жена во все глаза смотрит с балкона - следит, как бы чего не вышло с любимым дитём по дороге. Двор у нас, слава богу, глухой, а на улице ещё светло. Днём здесь вполне уютно.
Притираем последнее полотнище, проверяем, нет ли где воздушных пузырей. Дочкины острые глаза на этом этапе ой как пригождаются. Наконец-то всё готово. Помогает маме протереть пол, я возвращаю на места сдвинутую в центр мебель. Ура, работа сделана!

Тихо, почти молча ужинаем, потом моемся и ложимся спать (ещё восьми вечера нет).
- "Доча, а как же мультики?"
- "Не, я устала... Какая же сложная штука жизнь!" - заключает дочь, зевает и засыпает.
Обалдевший от таких слов папа ещё долго сидит и смотрит на своё измученное спящее дитя.

Источник


@темы: воспитание

18:59 

Сидите с ребенком? Отложите телефон!

Имея смартфон в руках, вы всегда знаете, чем заняться: приложения, игры, видео, почта! Сложно избежать соблазна залезть в смартфон, когда сидишь с ребенком. Особенно, если ребенок беспокойный.

Бостонский Медицинский Центр провел исследование того, как наличие смартфона за обеденным столом у родителей меняет их отношение с детьми.

Занимался исследованием доктор Jenny Radesky, специалист в поведенческой педиатрии. Ему стало интересно, как вездесущность и притягательность смартфонов может повлиять на качество отношений между детьми и родителями, когда они вместе проводят время.

Чтобы оценить эффект смартфона на эти отношения, доктор и его коллеги послали своих наблюдателей в места скопления таких семей (рестораны фаст-фуда). Отслеживались семьи с двумя родителями и не менее чем двумя детьми. Всего было отслежено 55 таких совместных приемов пищи.

Полученные результаты показали, насколько же родители были погружены в свои смартфоны.

Один малыш, отчаявшись, протянулся через весь стол, чтобы руками оторвать маму от планшета – без толку! Другая мамаша просто пнула под столом своего сына, когда тот в очередной раз пытался привлечь ее внимание. Третий, папаша, грубо отчитал своих отпрысков, когда те попросили его отложить свой девайс.

Разные родители, разные реакции, но всегда – негатив по отношению к своим детям.

И всегда почти полное отсутствие коммуникаций между людьми за столом.

Такое поведение – сканирование ленты ВКонтакте, просмотр почты, чтение RSS-ридера – может заставить ваших детей почувствовать, что они не являются важной частью вашей жизни. Они менее важны, чем какая-то железка!

Исследователи надеются, что эта их работа станет будильником, который разбудит многих родителей, которые ведут себя неправильно.

Заведите для себя специальные правила. Уберите свои смартфоны на время, когда вы кушаете вместе с ребенком, когда вы укладываете его спать или когда идете с ним в парк развлечений.

Общайтесь со своими детьми – это поможет им в будущем легко общаться с окружающими. Ведь вы – родитель, а значит ролевая модель для вашего ребенка.

Посмотрите на современных детей. Многие стеснительны, не могут начать беседу, не понимают простых правил человеческого общения. А что тогда станет с детьми поколения смартфонов?

Сидите с ребенком?

Отложите телефон!



Источник


@темы: общение с ребенком, еда, до 1 года, 6-7 лет, 4-6 лет, 3-4 года, 2-3 года, 1-2 года

12:51 

Как научить ребенка сопротивляться?

Покупая игрушки, мы учим ребенка пользоваться готовым, думать по инструкции, не отставать от соседей. А нужно прививать ему сопротивляемость манипуляциям рынка.

Если у вас есть ребенок дошкольного возраста, попробуйте ответить на простой вопрос: сколько у него игрушек? Я потерплю, пока вы пытаетесь оценить, сколько их могло влезть в кладовку и еще вот в тот большой ящик на колесиках, специально купленный в IKEA. В 2004 году у среднего шведского ребенка дошкольного возраста было 617 игрушек. То есть предметов, которые специально предназначены быть игрушками, кем-то для этого особым образом упакованы и проданы.

А сколько денег вы тратите на игрушки для ребенка каждый месяц? Норвежка Сиссель Йоргенсен в своем исследовании о коммерциализации раннего детства пишет, что в ее стране эта статья расходов у средней семьи с годовалым ребенком — 290 крон, или примерно $50, а если малышу от двух до пяти, то уже 490 крон, под $90. Но норвежцы бережливы, и вообще у них социализм. Почти все мои знакомые семьи тратят побольше, возможно, в порядке компенсации за наше собственное не слишком богатое покупными игрушками детство.

На что, собственно, уходят эти деньги? Если совсем схематично, то на следующее:
1) преодоление нашего чувства вины и утоление личных комплексов;
2) попытки ускорить развитие ребенка;
3) помощь ребенку в социализации, в том числе на «социальную смазку»: у всех есть, и у нашего должно быть;
4) формирование половых стереотипов.

Маркетологи отлично знают обо всех этих задачах и поставляют продукцию под каждую из них. Под первую — все дорогое и «навороченное». Под вторую — несметное количество «развивающих игрушек» для выращивания маленьких гениев. Под третью — персонажей кинофраншиз (в них дети могут играть в любой стране и всегда поймут друг друга), а также все, что нужно собирать, от покемонов до бакуганов: «У тебя такой есть? А у меня есть! У тебя двадцать? А у меня двадцать пять!». Под четвертую — розовые косметические наборчики для принцесс и большие черные автоматы.

Между тем игрушкой, конечно же, может быть абсолютно любой предмет. В естественных условиях ребенок как раз предпочитает вещи, которые никакими маркетологами в качестве игрушек не предлагались. Моя дочка Нина в свои год и четыре любит гигантскую взрослую лейку, которую носит по двору, пыхтя и расставляя ноги для равновесия, а также играет своей и чужой одеждой, которую всю надевает на голову. Наряду с предназначенными для игры детскими книжками она очень уважает первый том «Архипелага ГУЛАГ».

Том Сойер, соблазнив приятелей побелить за него забор, заработал следующие богатства: подержанного бумажного змея, дохлую крысу на веревочке, двенадцать шариков, сломанную губную гармонику, осколок синего бутылочного стекла, пустую катушку, ключ, который ничего не отпирал, кусок мела, хрустальную пробку от графина, оловянного солдатика, пару головастиков, шесть хлопушек, одноглазого котенка, медную дверную ручку, собачий ошейник без собаки, черенок от ножа, четыре куска апельсинной корки и старую оконную раму. Он, писал Марк Твен, «буквально утопал в роскоши». Среди сокровищ — только две игрушки в маркетологически строгом смысле: змей и солдатик.

Мы могли бы вообще ничего не покупать детям, и они обошлись бы пластмассовой бутылкой, мамиными выходными туфлями или оставленным без присмотра мобильным телефоном. Все эти предметы не менее полезны для развития маленького ребенка, чем любая специально купленная игрушка: у бутылки можно скручивать и закручивать крышечку (мелкая моторика), в туфлях — пытаться ходить (физическое развитие), в телефоне вообще столько чудес, что мы даже не можем себе представить.

Но мы идем в магазин и покупаем. И тем самым закладываем ребенку основы потребления. Мы учим его:
1) пользоваться готовым, и если думать, то в рамках инструкции. Построить дом из Lego — это вам не из стульев, диванных подушек и книг: все детальки подогнаны одна под другую;
2) не отставать от соседей. Если у них что-то есть, надо тоже это купить;
3) потреблять как существо своего пола. Мужчина должен хотеть мужские предметы, а женщина — женские, иначе маркетологам будет неудобно;
4) оперативно заменять надоевшие предметы другими предметами, за которыми ходят в магазин;
5) играть в те же самые игры, в которые играют все вокруг, и пользоваться качественным, одобренным и испытанным прочими игроками снаряжением.

В отличие от навыков, которые мы сознательно хотим привить ребенку, эти будут усвоены легко и прочно. Большинство из них сохранится на всю жизнь. Они определят не только то, как ваш выросший ребенок будет обращаться с деньгами, но и то, сколько ему придется их зарабатывать.

Когда рос мой старший сын Марк, я завалил его игрушками. Квартира была ими забита. Конечно, он их ломал и требовал новые. А если ты начал участвовать в этой гонке вооружений, выйти из нее, не травмируя ребенка, становится невозможно. Теперь я смотрю, как мой довольно взрослый и неглупый сын сознательно отучает себя от того, что я ему бездумно привил. Не уверен, правда, что после подростковой протестной фазы все эти замечательные навыки не вернутся во всей красе.

Теперь я радуюсь, когда вижу, как маленькая Нина играет с какой-нибудь ерундовиной, которую сама нашла в сарае. Мы с женой стараемся не отбирать у нее емкости с волшебными крышечками на резьбе, даже если Нина непременно обольется, крышечку открутив. Ну и «Архипелаг», конечно, пострадал, но тут уж ничего не поделаешь.

Нет, «магазинные» игрушки у Нины, конечно, тоже есть. Куда от них денешься. Но, кажется, норвежский стандарт мы на этот раз соблюдаем, а до шведского не дотянем никогда. И слава богу. Мы научились сопротивляться манипуляции, которой нас подвергает рынок, и, возможно, сумеем привить некоторую полезную сопротивляемость и дочке.

Источник


@темы: игры и игрушки

23:58 

Отстаньте от детей, или Немного о раннем развитии и подготовке к школе

Семенович Анна Владимировна. Кандидат психологических наук, доцент, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ
Анализируя разные точки зрения на подготовку детей к школе, возможности их раннего развития, «Школьный психолог» решил узнать, что думают по этому поводу нейропсихологи. Наш корреспондент Ольга РЕШЕТНИКОВА задала вопросы Анне Владимировне СЕМЕНОВИЧ, знакомой читателям по тематическому номеру «Левша» («Школьный психолог», № 7, 1999 г.)

Анна Владимировна, как, с точки зрения нейропсихолога, вы относитесь к раннему развитию детей, когда уже с 2,5–3 лет начинают учить читать, писать, считать?
Категорически отрицательно. Для примера можно привести такую аналогию: хорошо или нет, когда люди вступают в половой контакт в 10 лет? Ведь ясно, что ни физиологически, ни психологически ребенок к такому «эксцессу» не готов и ничего кроме травмы из этого не последует. И это всем однозначно понятно и доказательств никаких не требуется.
Есть нейрофизиологические законы развития мозга. Его энергетический потенциал ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то возникает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направлена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики.
Два—три года — это период очень бурного развития сенсомоторной и эмоциональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, считать — нагружать его познавательные процессы — то вы отбираете энергию, в частности, у эмоций. И у маленького ребенка «полетят» все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне вероятно проявление каких-то дисфункций, что-то может заболеть, и ребенка даже начнут лечить.
Последствия этого отбора энергии, кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда в 7 лет начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся страхи. Почему «вдруг» возникают эмоциональные срывы в пубертате, никто не понимает, почему ребенок стал агрессивным или гиперактивным.

Хорошо, а что скажут ригидные нейропсихологи: все-таки надо готовить ребенка к школе? Если да, то когда это надо начинать?
Здесь вопрос такой: что значит готовить ребенка к школе?
Приучение ребенка к элементарному распорядку дня является подготовкой к школе? Тогда это, безусловно, можно начинать с 2–3 лет. Ребенок приучается к тому, что завтрак у него тогда-то, обед тогда-то. В футбол он играет в этих штанишках, а в театр идет вот в этом костюмчике.
Готовить же к школе в смысле обучения чтению и счету, конечно же, надо, но позже. Испокон века это начиналось года в четыре, лучше в пять.
Почему-то все считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит: «А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похожего у них и что разного? Ведь это оба цветочки». Вот это и есть развитие познавательных процессов. Как ригидный нейропсихолог уверяю вас, что это самая лучшая «подготовка к школе» в 3-4 года.
То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом, и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать? Мы будем ставить чашки или стаканы?» Это ведь тоже развитие познавательных процессов.
А когда бабушка читает ребенку вслух, разве это не развитие его познавательных способностей?
А что мы видим в нашей практике? Как правило, ребенка просто натаскивают. При этом он остается абсолютно дезадаптивен с точки зрения нормальных, бытовых знаний. Опять же есть закон: любое развитие идет от наглядно-образного к абстрактно-логическому. Если мы в три года учим ребенка писать буквы и цифры, то мы этот закон переворачиваем наоборот. А законы психологии и эволюции должны так же неуклонно выполняться, они так же универсальны, как законы Ньютона. И нарушать их можно только на свой страх и риск.
Я здесь не говорю о детях, которые сами прекрасно в четыре года учатся читать. Но делать это универсальной программой развития, на мой взгляд, некорректно.

Есть ли среди ваших клиентов дети, ставшие «жертвами» раннего развития? Когда и в чем это начинает проявляться?
В самых разных вещах, и чаще всего при поступлении в школу, когда начинается упомянутый уже эффект «вдруг». Мама говорит: «Ах, ничего не было и вдруг все появилось». На самом деле все уже было: ребенок начинает хуже засыпать, появляется плаксивость, гиперактивность, масса каких-то чисто невротических проявлений — тики, страхи, просто неадекватные эмоциональные реакции на что-либо. Просто в школе ввиду больших нагрузок и новизны ситуации все это начинает ярко проявляться.
Но есть еще одна сторона раннего развития, которая меня всегда очень пугает. Я расскажу историю про одну шестилетнюю девочку. Она как раз из раннеразвитых, да еще с папой-художником, который все боялся, что его ребенок будет, как все. Когда я ее попросила из множества картинок подобрать подходящие друг к другу, то эта девочка «не как все» мне сложила ландыш и циркуль вместе на том основании, что они «шалашиком».
Это можно расценить по-разному. Можно и как повод для чисто психопатологического обсуждения, но поскольку я ее смотрела и по другим методикам тоже, я ей просто сказала: «Жень!» и очень выразительно на нее посмотрела. Она, сразу все поняв, сказала: «Анна Владимировна, ну знаю я, что ландыш подходит к ромашке, но это так скучно…» На что я ей ответила: «Жень, у меня к тебе большая просьба: когда ты в школу будешь поступать, ты, пожалуйста, ландыш с ромашкой сложи, если можно».
Вы понимаете, все дети разные, и если родители к тому же фиксируют ребенка на его необычности и на том, что он должен быть оригинальным и что он не как все, у него будет масса проблем. Начнем с того, что у него не будут складываться отношения со сверстниками. Потому что его уже приучили, что он такой оригинальный, а он же маленький, саморегуляции и самоконтроля у него быть не может. А вот изгоем он стать может.
А что у Жени, например, будет с учителем? Между прочим, в классе их 30, и если эта девица выдаст вот такое один раз, а потом еще (она ведь самая гениальная), то неизбежно начнутся проблемы.
Так что вопрос этот очень сложный и «многоярусный». И последствия непродуманного раннего развития часто приводят к тому, что родители переводят ребенка на индивидуальное обучение или посвящают себя бесконечным поискам «хорошего» учителя или школы.

Сейчас очень много групп раннего творческого развития и родители предпочитают отдавать туда детей перед школой. Что вы скажете по этому поводу?
Пусть это будет творческое развитие типа «драмкружок, кружок по фото». Если родители с трех лет отдадут ребенка в гончарную мастерскую, или «в живопись», или пусть вышивает крестиком, лепит — ради бога. Но пусть оставят в покое эти буквы и цифры.
Ни один человек не может ответить мне на вопрос: «Почему ребенок к концу второй четверти должен читать со скоростью 152 знака в минуту, а не 148?» И почему он должен делать это к 15 ноября, а не к 15 марта? Что за необходимость читать со скоростью 152 знака в минуту? Ведь это ничего не дает для развития интеллекта ребенка, не прибавляет ему знаний. К этому нельзя относиться иначе как к глупости. Есть индивидуальные психофизиологические особенности. Поэтому один ребенок с этим справится, а другой ребенок, возможно, никогда не научится этому.

К сожалению, сейчас в некоторые классы детей отбирают, в том числе, и по скорости чтения…
Эти люди не в курсе, что информация усваивается разными путями. Вполне возможно, что у части детей усвоение информации никоим образом не связано со скоростью чтения, а связано совершенно с другими факторами, которые у них могут быть развиты очень хорошо. А вот скорость чтения, как любые другие скоростные процессы, у них развита хуже. Есть же разные типы людей, и это напрямую касается скоростных процессов.
Более того, человек может читать с колоссальной скоростью, но при этом быть дебилом. Кстати говоря, у гидроцефалов вообще может быть великолепная память, и мы знаем массу гидроцефалов, которые преуспевают в своей политической и профессиональной карьере просто потому, что они с дикой скоростью говорят и цитируют. Только это не имеет абсолютно никакого отношения к интеллекту.

На что следует обратить внимание родителям, психологам, учителям для определения готовности ребенка к началу обучения в школе? Отдавать ребенка в шесть лет или подождать?
Я бы отдавала в семь лет, раз так природа захотела. Потому что нейрофизиологически именно в семь лет формируется произвольное внимание и многие другие мозговые механизмы, которые позволяют ребенку быть успешным в обучении. Иначе говоря, мозг готов к тому, чтобы ребенок просто высидел эти 45 минут.
Мне, как человеку, знакомому с законами эволюции, очевидно, что опережение так же пагубно, как задержка. «Всему свое время», говорил «товарищ» Экклезиаст. А он старался глупости не говорить. Так что те, кто говорит об опережении, пусть его перечитают, тогда все будет нормально. Природа ничего нового за две тысячи лет не придумала.

Какие признаки должны настораживать родителей перед тем, как отдавать ребенка в школу?
Я бы пожелала родителям не прятать голову в песок и иногда относиться к своему ребенку, как к чужому, то есть смотреть на него со стороны. И если родитель хоть на минуту «выйдет» из роли и представит, что его ребенок не самый гениальный, то он может увидеть какие-то вещи, о которых у другого ребенка он бы сказал: «Боже мой, какой ужас!»
Я не пугаю родителей, а наоборот, хочу поставить их в позицию нормального взрослого, наблюдающего за своим ребенком. Не закрывать на все глаза, а потом спохватываться: «Все плохие, учителя плохие!» Я призываю беспристрастно оценить: «Вот ваш ребенок, посмотрите, почему он не контактирует с другими ребятами, почему он агрессивен?»
Нужно уметь относиться к своему ребенку отстраненно, не объяснять его особенности только необыкновенностью, а советоваться с профессионалами.

Перед поступлением в школу родители начинают думать, куда ребенка определить, в гимназический или в простой класс. Программа «один—три», «один—четыре»…
Родители бывают самые разные. И я тех родителей, которые приходят по поводу каких-то своих сомнений относительно ребенка, всегда спрашиваю: «Вам нужно что, чтобы ребенок ваш был здоров или чтобы он через 10 лет закончил школу?»
Умные родители говорят, что хотелось бы ребенка иметь здорового. Я говорю, так вы отдайте в 1–4, если сейчас есть какие-то проблемы, пусть у него будет лишний год на «раскачку». Он потом обгонит многих сверстников. Зачем же его ставить в ситуацию безвыходности. А так у него есть возможность просто «встать на ноги», автоматизировать какие-то учебные операции и т.д.

Точку зрения нейропсихолога мы узнали. А есть ли у вас личное, житейское мнение по поводу раннего развития?
Я сама в три года спокойно научилась читать, одновременно занимаясь английским и музыкой. Но у меня были бабушки, тетушки, которые с трех лет мне четко сформулировали один тезис, который я запомнила одновременно с азбукой: «Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Двадцать лет назад, когда еще был институт бабушек, институт нормального воспитания, происходило сглаживание многих острых углов. Сейчас же этого нет и нет ничего адекватного взамен. Поэтому в совокупности с ориентацией на раннее интеллектуальное развитие можно уже сегодня вызвать эмоциональное выхолащивание детской популяции. Меня больше всего пугает именно это.
Обратите внимание, что вы имеете дело с человеком, которому с детства объясняли, что он вундеркинд из вундеркиндов, только лентяй. Так что прошу учесть, что это говорит не двоечник, это говорит лидер всегда и во всем. И этот лидер говорит: «Отстаньте от детей!»
 

Источник


@темы: школа, развитие, 6-7 лет, 4-6 лет, 3-4 года, 2-3 года

23:58 

Отстаньте от детей, или Немного о раннем развитии и подготовке к школе

Семенович Анна Владимировна. Кандидат психологических наук, доцент, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ
Анализируя разные точки зрения на подготовку детей к школе, возможности их раннего развития, «Школьный психолог» решил узнать, что думают по этому поводу нейропсихологи. Наш корреспондент Ольга РЕШЕТНИКОВА задала вопросы Анне Владимировне СЕМЕНОВИЧ, знакомой читателям по тематическому номеру «Левша» («Школьный психолог», № 7, 1999 г.)

Анна Владимировна, как, с точки зрения нейропсихолога, вы относитесь к раннему развитию детей, когда уже с 2,5–3 лет начинают учить читать, писать, считать?
Категорически отрицательно. Для примера можно привести такую аналогию: хорошо или нет, когда люди вступают в половой контакт в 10 лет? Ведь ясно, что ни физиологически, ни психологически ребенок к такому «эксцессу» не готов и ничего кроме травмы из этого не последует. И это всем однозначно понятно и доказательств никаких не требуется.
Есть нейрофизиологические законы развития мозга. Его энергетический потенциал ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то возникает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направлена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики.
Два—три года — это период очень бурного развития сенсомоторной и эмоциональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, считать — нагружать его познавательные процессы — то вы отбираете энергию, в частности, у эмоций. И у маленького ребенка «полетят» все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне вероятно проявление каких-то дисфункций, что-то может заболеть, и ребенка даже начнут лечить.
Последствия этого отбора энергии, кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда в 7 лет начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся страхи. Почему «вдруг» возникают эмоциональные срывы в пубертате, никто не понимает, почему ребенок стал агрессивным или гиперактивным.

Хорошо, а что скажут ригидные нейропсихологи: все-таки надо готовить ребенка к школе? Если да, то когда это надо начинать?
Здесь вопрос такой: что значит готовить ребенка к школе?
Приучение ребенка к элементарному распорядку дня является подготовкой к школе? Тогда это, безусловно, можно начинать с 2–3 лет. Ребенок приучается к тому, что завтрак у него тогда-то, обед тогда-то. В футбол он играет в этих штанишках, а в театр идет вот в этом костюмчике.
Готовить же к школе в смысле обучения чтению и счету, конечно же, надо, но позже. Испокон века это начиналось года в четыре, лучше в пять.
Почему-то все считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит: «А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похожего у них и что разного? Ведь это оба цветочки». Вот это и есть развитие познавательных процессов. Как ригидный нейропсихолог уверяю вас, что это самая лучшая «подготовка к школе» в 3-4 года.
То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом, и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать? Мы будем ставить чашки или стаканы?» Это ведь тоже развитие познавательных процессов.
А когда бабушка читает ребенку вслух, разве это не развитие его познавательных способностей?
А что мы видим в нашей практике? Как правило, ребенка просто натаскивают. При этом он остается абсолютно дезадаптивен с точки зрения нормальных, бытовых знаний. Опять же есть закон: любое развитие идет от наглядно-образного к абстрактно-логическому. Если мы в три года учим ребенка писать буквы и цифры, то мы этот закон переворачиваем наоборот. А законы психологии и эволюции должны так же неуклонно выполняться, они так же универсальны, как законы Ньютона. И нарушать их можно только на свой страх и риск.
Я здесь не говорю о детях, которые сами прекрасно в четыре года учатся читать. Но делать это универсальной программой развития, на мой взгляд, некорректно.

Есть ли среди ваших клиентов дети, ставшие «жертвами» раннего развития? Когда и в чем это начинает проявляться?
В самых разных вещах, и чаще всего при поступлении в школу, когда начинается упомянутый уже эффект «вдруг». Мама говорит: «Ах, ничего не было и вдруг все появилось». На самом деле все уже было: ребенок начинает хуже засыпать, появляется плаксивость, гиперактивность, масса каких-то чисто невротических проявлений — тики, страхи, просто неадекватные эмоциональные реакции на что-либо. Просто в школе ввиду больших нагрузок и новизны ситуации все это начинает ярко проявляться.
Но есть еще одна сторона раннего развития, которая меня всегда очень пугает. Я расскажу историю про одну шестилетнюю девочку. Она как раз из раннеразвитых, да еще с папой-художником, который все боялся, что его ребенок будет, как все. Когда я ее попросила из множества картинок подобрать подходящие друг к другу, то эта девочка «не как все» мне сложила ландыш и циркуль вместе на том основании, что они «шалашиком».
Это можно расценить по-разному. Можно и как повод для чисто психопатологического обсуждения, но поскольку я ее смотрела и по другим методикам тоже, я ей просто сказала: «Жень!» и очень выразительно на нее посмотрела. Она, сразу все поняв, сказала: «Анна Владимировна, ну знаю я, что ландыш подходит к ромашке, но это так скучно…» На что я ей ответила: «Жень, у меня к тебе большая просьба: когда ты в школу будешь поступать, ты, пожалуйста, ландыш с ромашкой сложи, если можно».
Вы понимаете, все дети разные, и если родители к тому же фиксируют ребенка на его необычности и на том, что он должен быть оригинальным и что он не как все, у него будет масса проблем. Начнем с того, что у него не будут складываться отношения со сверстниками. Потому что его уже приучили, что он такой оригинальный, а он же маленький, саморегуляции и самоконтроля у него быть не может. А вот изгоем он стать может.
А что у Жени, например, будет с учителем? Между прочим, в классе их 30, и если эта девица выдаст вот такое один раз, а потом еще (она ведь самая гениальная), то неизбежно начнутся проблемы.
Так что вопрос этот очень сложный и «многоярусный». И последствия непродуманного раннего развития часто приводят к тому, что родители переводят ребенка на индивидуальное обучение или посвящают себя бесконечным поискам «хорошего» учителя или школы.

Сейчас очень много групп раннего творческого развития и родители предпочитают отдавать туда детей перед школой. Что вы скажете по этому поводу?
Пусть это будет творческое развитие типа «драмкружок, кружок по фото». Если родители с трех лет отдадут ребенка в гончарную мастерскую, или «в живопись», или пусть вышивает крестиком, лепит — ради бога. Но пусть оставят в покое эти буквы и цифры.
Ни один человек не может ответить мне на вопрос: «Почему ребенок к концу второй четверти должен читать со скоростью 152 знака в минуту, а не 148?» И почему он должен делать это к 15 ноября, а не к 15 марта? Что за необходимость читать со скоростью 152 знака в минуту? Ведь это ничего не дает для развития интеллекта ребенка, не прибавляет ему знаний. К этому нельзя относиться иначе как к глупости. Есть индивидуальные психофизиологические особенности. Поэтому один ребенок с этим справится, а другой ребенок, возможно, никогда не научится этому.

К сожалению, сейчас в некоторые классы детей отбирают, в том числе, и по скорости чтения…
Эти люди не в курсе, что информация усваивается разными путями. Вполне возможно, что у части детей усвоение информации никоим образом не связано со скоростью чтения, а связано совершенно с другими факторами, которые у них могут быть развиты очень хорошо. А вот скорость чтения, как любые другие скоростные процессы, у них развита хуже. Есть же разные типы людей, и это напрямую касается скоростных процессов.
Более того, человек может читать с колоссальной скоростью, но при этом быть дебилом. Кстати говоря, у гидроцефалов вообще может быть великолепная память, и мы знаем массу гидроцефалов, которые преуспевают в своей политической и профессиональной карьере просто потому, что они с дикой скоростью говорят и цитируют. Только это не имеет абсолютно никакого отношения к интеллекту.

На что следует обратить внимание родителям, психологам, учителям для определения готовности ребенка к началу обучения в школе? Отдавать ребенка в шесть лет или подождать?
Я бы отдавала в семь лет, раз так природа захотела. Потому что нейрофизиологически именно в семь лет формируется произвольное внимание и многие другие мозговые механизмы, которые позволяют ребенку быть успешным в обучении. Иначе говоря, мозг готов к тому, чтобы ребенок просто высидел эти 45 минут.
Мне, как человеку, знакомому с законами эволюции, очевидно, что опережение так же пагубно, как задержка. «Всему свое время», говорил «товарищ» Экклезиаст. А он старался глупости не говорить. Так что те, кто говорит об опережении, пусть его перечитают, тогда все будет нормально. Природа ничего нового за две тысячи лет не придумала.

Какие признаки должны настораживать родителей перед тем, как отдавать ребенка в школу?
Я бы пожелала родителям не прятать голову в песок и иногда относиться к своему ребенку, как к чужому, то есть смотреть на него со стороны. И если родитель хоть на минуту «выйдет» из роли и представит, что его ребенок не самый гениальный, то он может увидеть какие-то вещи, о которых у другого ребенка он бы сказал: «Боже мой, какой ужас!»
Я не пугаю родителей, а наоборот, хочу поставить их в позицию нормального взрослого, наблюдающего за своим ребенком. Не закрывать на все глаза, а потом спохватываться: «Все плохие, учителя плохие!» Я призываю беспристрастно оценить: «Вот ваш ребенок, посмотрите, почему он не контактирует с другими ребятами, почему он агрессивен?»
Нужно уметь относиться к своему ребенку отстраненно, не объяснять его особенности только необыкновенностью, а советоваться с профессионалами.

Перед поступлением в школу родители начинают думать, куда ребенка определить, в гимназический или в простой класс. Программа «один—три», «один—четыре»…
Родители бывают самые разные. И я тех родителей, которые приходят по поводу каких-то своих сомнений относительно ребенка, всегда спрашиваю: «Вам нужно что, чтобы ребенок ваш был здоров или чтобы он через 10 лет закончил школу?»
Умные родители говорят, что хотелось бы ребенка иметь здорового. Я говорю, так вы отдайте в 1–4, если сейчас есть какие-то проблемы, пусть у него будет лишний год на «раскачку». Он потом обгонит многих сверстников. Зачем же его ставить в ситуацию безвыходности. А так у него есть возможность просто «встать на ноги», автоматизировать какие-то учебные операции и т.д.

Точку зрения нейропсихолога мы узнали. А есть ли у вас личное, житейское мнение по поводу раннего развития?
Я сама в три года спокойно научилась читать, одновременно занимаясь английским и музыкой. Но у меня были бабушки, тетушки, которые с трех лет мне четко сформулировали один тезис, который я запомнила одновременно с азбукой: «Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Двадцать лет назад, когда еще был институт бабушек, институт нормального воспитания, происходило сглаживание многих острых углов. Сейчас же этого нет и нет ничего адекватного взамен. Поэтому в совокупности с ориентацией на раннее интеллектуальное развитие можно уже сегодня вызвать эмоциональное выхолащивание детской популяции. Меня больше всего пугает именно это.
Обратите внимание, что вы имеете дело с человеком, которому с детства объясняли, что он вундеркинд из вундеркиндов, только лентяй. Так что прошу учесть, что это говорит не двоечник, это говорит лидер всегда и во всем. И этот лидер говорит: «Отстаньте от детей!»
 

Источник


@темы: школа, развитие, 6-7 лет, 4-6 лет, 3-4 года, 2-3 года

00:46 

О чем не говорят с детьми, когда говорят с детьми о сексе

Цветы жизни победили с уверенным отрывом.

Когда сознательный родитель все-таки решает поговорить с детьми о сексе, то самое сложное для него - это "то самое в том самом", а именно описание непосредственно полового акта. Поэтому сейчас многие вполне научились без нервного хихиканья говорить о том, что "чтобы появился ребенок нужны мама и папа, мужчина и женщина. У мужчин есть специальная клеточка - сперматозоид, а у женщин - яйцеклетка. Они соединяются и получается эмбрион, маленький человечек..." и тд. все это, как правило, иллюстрируется книжкой, изображающей соединение хвостатого и круглой, а также вполне честно изображающей процесс появления на свет ребенка. Но вот "то самое" - как именно они соединяются, опускают и взрослые, и большинство книжек. Иной пытливый ребенок спросит "А как ?" и услышит что-то вроде "они крепко обнимаются" или "сперматозоид перебирается к яйцеклетке". Спустя некоторое время, родители обнаруживают, что ребенок боится сперматозоидов, которые в его представлении бегают не только по родительской кровати (перебираются), но и вообще - везде. А вдруг?

Первое: Заставьте уж себя научиться произносить все нужные слова. Пенис, вагина, вульва, половые губы, влагалище, сперма и прочее. У нас сложности с описаниями сексуальности, мы либо вылетаем в возвышенности: "его нефритовый стебель проник в ее нефритовые врата", либо становимся медицински-официальными, либо спускаемся до похабщины. Отдельно идут всяческие "Ее грудь прыгнула ему навстречу". Поэтому ЗАДАЧА №1: язык. Язык описания. Ребенок должен знать, что у него есть попа, ягодицы, анус, грудь, соски, пенис или вагина, лобок, мошонка, яички и т.д. Используйте книжку по анатомии. Эти части тела должны быть обозначены и найдены, так же как и нос, рот, глаза и прочее. Во-первых, вам всегда будет проще сказать "Мужчина вставляет свой пенис внутрь влагалища женщины, пенис выбрасывает сперму, и так сперматозоиды попадают к яйцеклетке, которая у мамы внутри" Этого достаточно. А во-вторых, эти слова нужны, чтобы объяснить ребенку, что вот к этим частям тела прикасаться могут только мама, папа, доктор при родителях (нужное подчеркнуть). Слишком много свидетельств от взрослых уже людей, ставших в детстве жертвами сексуальных посягательств, о том, что они "не знали как сказать" или им никто не сказал, что это нехорошо, когда их трогали там-то и там-то. А когда ребенок уже способен мыться сам, стоит сказать и о том, что и мама-папа не будут трогать "эти" места без разрешения.

Второе, что почему-то "вылетает" при разговорах о сексе: секс- это прерогатива взрослых людей. ВЗРОСЛЫХ. Все разговоры с детьми о сексе должны начинаться и заканчиваться тем, что "когда люди выросли", "когда ты станешь большим..." Тут же можно рассказать и то, как именно растут. Про изменения, происходящие с телом. Обратите внимание вот на что: подростки любят чувствовать себя взрослыми, а также подчеркивать это внешними атрибутами. Так что немало и тех, кто вступает в половую жизнь как во "взрослую" из любопытства и из "престижа": вот сделаю это и стану совсем взрослым. Тут уместен разговор о том, что а) ты должен быть готов б) тебе должно хотеться.

По поводу а) следует говорить, что после первых месячных/после появления поллюций и прочих признаков, проходит еще от 3 до 8ми лет, прежде чем произойдет полная "настройка" и тело будет полностью готово. Поэтому торопиться из любопытства - себе вредить. По поводу б) тут тоже сложности. Сколько родителей, интересно, способны выдавить из себя, что секс - это наслаждение? (Если оно для них так, конечно) Что это удовольствие? И что если нет удовольствия, а есть как раз наоборот - больно и терплю - это не то, что должно быть. Надо как минимум прекратить делать себе больно, и как логичное продолжение - выяснять, откуда боль. Может быть, просто...не хотелось? То, что не говорят детям: "секс вообще-то должен быть приятным. Причем и ему, и ей" Не говорят, что не стоит заниматься сексом с тем, кому это неприятно. И сказать это лучше в детстве. "Только если они оба хотят" и "когда они вместе решили" Никак не иначе. И не забываем: "Когда ты станешь большим..."

Третье. Для маленьких и не только. Правило "Нет-Уйди-Расскажи" Скажи "нет", немедленно уйди от человека, которые предлагает что-то "нехорошее" - расскажи тому, кому доверяешь. Актуально и для алкоголя и для наркотиков. Для детей постарше, отдельный разговор о том, как говорить "нет" хорошо знакомым и даже хорошим людям. И как говорить однозначное "нет" Без улыбок, намеков на смущение и неуверенность. Потому что 80% насильников - "свои" люди. Знакомые, друзья друзей, друзья друзей родителей, друзья родственников и дальние родственники. И чаще всего они оправдывают себе тем, что "сама хотела" или "так себя вела". К сожалению. Поэтому твердое "нет" должно быть отрепетировано, поскольку нередко застает врасплох. Как вы заметили, оно включает в себя такое звено как "человек, которому доверяешь" А перестать быть таким человеком для своего ребенка просто. Если вы говорите "в случае чего обязательно скажи мне", а потом, когда слышите "Мам, мы с Васей играли в маму и папу, разделись и лежали голыми" роняете ложку, суп, кастрюлю, делаете огромные глаза, заламываете руки и вопрошаете "что? во что-что вы играли?" В следующий раз не скажет. Между тем, дети лет до 9 часто имитируют какие-то увиденные где-то (ох, телевизор) сценарии поведения, не вкладывая в них того смысла, который вкладывают взрослые.
Еще. Не говорят, мало говорят, очень мало говорят с мальчиками в пубертатном возрасте, об отношениях! О том, как понимать, хочет ли она. О том, что секс должен быть ДОБРОВОЛЬНЫМ!

Четвертое. Много кто уже говорит своему мальчику/девочке, что такое гомосексуализм и говорит при этом, что это нормально, что есть такие люди и не надо на них пальцем показывать. Но мало кто говорит, как понять, а ты - гомосексуален или нет? Тема гомосексуализма тут не будет раскрыта, она сложнее, чем кажется. Но иногда за гомосексуализм принимают тесную дружбу и душевную близость с человеком своего пола, а это не такая уж редкость, а если еще и в чувствительно-обостренном подростковом периоде. И если вы научились не ронять ложку, суп, кастрюлю, то ваш ребенок может быть скажет вам, что он гей, и еще объяснит, почему он так решил. И не исключено, что решил он неверно.

Пятое. Говоря с маленькими детьми сексе, с ними не говорят о предохранении. Дай бог тема всплывает к пубертату. А между тем стоило бы рассказывать и о том, что есть способы не дать яйцеклетке и сперматозоиду встретиться, чтобы ВЗРОСЛЫЕ (подчеркнуто) контролируют этот процесс. Об этом почему-то не говорят, может быть, потому что боятся вопроса "А зачем тогда" и того, что придется сказать, что "секс - это приятно"? А между тем, самое благодарное время для разговора с ребенком о контрацепции - лет до 8-9. И это опять про то, что "только взрослые..." Потому что "взрослые понимают, что, чтобы стать мамой/папой нужно...получить образование/найти работу/иметь свою квартиру (вставьте свое).

Шестое. Очень болезненный момент, оставивший рану в душе не одной девочки. Вот ей лет 11-12, и вот у нее растет грудь и появляются месячные. И тут, вдруг, ни с того, ни с сего, любимый папа/дедушка/дядя начинает тебя стеснятся, сторониться, перестает обнимать, вообще прикасаться. Мессидж такой: "Какой ужас, что ты становишься женщиной" С некоторыми это происходит совсем уж "красиво", она прискакала к отцу весело, как обычно, и заявила "Папа, у меня месячные!" И папа, подавившись ужином, что-то такое невообразимое выразил лицом и телом, стал стесняться, сторониться, и несколько дней даже глаз не поднимал. Наверное, в основе поведения таких отцов что-то хорошее, какое-то желание сохранить границы. Но не стоит при этом терять естественность, да и девочки вообще-то не просили, чтобы их отвергали. Стараясь не задевать дочернюю сексуальность, отцы добиваются ровно противоположного эффекта: подчеркивают дочернюю сексуальность. Да еще со знаком минус.

Седьмое. Мучительный момент непроизвольной эрекции у мальчиков вдруг и внезапно, ни с того, ни с сего, где-нибудь во время отвечания у школьной доски. Длится несколько секунд, класс ржет несколько минут, пережитый ужас остается на годы. Рассказать, что это бывает. И убедить, что это обязательно и быстро проходит. А также разработать стратегию совладания: уронить что-то и сделать вид, что поднимаешь, или прикрыться книгой, журналом, или...
Другой великий страх: нормального ли размера у меня пенис.
C девочкой, кстати, стоит разработать стратегию поведения на случай прихода месячных в первый раз, когда она не дома и не может обратиться к вам за помощью. Может быть, стоит носить с собой прокладку.

Ну и наконец. Это вас волнует (или не волнует) секс, а их волнует: А любовь - это как? А как понять, это любовь или не любовь? А вот я влюбился/влюбилась, а это что, навсегда? Вот как-то так))


Ну и еще немного буков, для тех, кто выжил))) Сколько не говоришь родителям, что лет до 8-9 интерес детей к сексу такой же, какой и к тому, почему трава зеленая, а небо голубое. Вот почему? А почему у него есть, а у меня нет? А у него отвалится или у меня отрастет? А родителей все продолжает и продолжает волновать одно: в каком возрасте надо запретить, развести, разлучить. Для особо встревоженных, скажу, что у нас нет такой нормы, а вот англичане уверяли меня, что мальчику и девочке (брату и сестре) нельзя делить одну кровать с 7 лет одного из них, и одну комнату лет с 12. Не очень поняла, с чего именно так, а не иначе. Но, какая-никакая норма. У нас с нормами худо. В каждой семье они свои. Если у вас дети спят вместе и жалуются только на то, что один из них пинается - бог с ним. (Хотя зачем вы их мучаете? Я - за крепкий сон и личное пространство) Если вы заметили попытки трогать друг друга, в кровати ли, в душе (многие сиблинги очень любят вместе купаться, брызг то больше) или в игре, и вы разобрались, и они просто "повторяли то, что видели по телевизору", объяснить мягко и твердо, что "так играть не надо", что "такое поведение для взрослых". Чаще всего на этом все. Дети обычно сами чувствуют в неком возрасте, что им не нужна ни общая с кем-то постель, да и прикрываться начинают. Это, что называется "в норме"

Когда "не норма"? Когда вы почитали книги и объяснили, а интерес к этой теме, не спадающий интерес, остался. Когда ребенок, несмотря на неудовольствие и запреты окружающих, все равно пытается поцеловать в губы "по-взрослому", потрогать попу, притереться. Когда играют не просто в маму-папу, которые под одним одеялом лежат, а пытаются именно совершить проникновения: пальцем или предметом. Означать это может следующее: а) ребенок хватанул "недетскую" дозу информации. Может быть, какой-то журнал. Или видео. Какой-нибудь видеоролик в интернете. Или он застал за сексом кого-то. Может быть, вас. Словом, он получил чрезмерную информацию в недетской, непонятной ему, пугающей форме. б) ребенок пережил сексуальное посягательство. Такого рода переживания дети, которые бывают попросту запуганы, или (см. первый пункт) не умеют сказать, "отыгрывают" в поведении. Кто смелый, может найти в сети ролик "Я сюда никогда не вернусь" - там хорошо видно поведение ребенка, который если и не подвергался сексуальному насилию, то точно переживал его как свидетель. в) банальная неврология. Особенно смущает в этом плане взрослых детская мастурбация. Немало детей нащупывает такой способ сбрасывания нервного напряжения. Покажите ребенка хорошему неврологу, и если он не заметит ничего особенного, расслабтесь. И, - это не та мастурбация, которая ради оргазма и для сексуального удовольствия. Это действо из того же разряда, что и хождение на цыпочках, скрежет зубами во сне, обсасывание пальцев и дергание волос, - тревожность, необязательно вызванная сексуальным интересом или сексуальным злоупотреблением с чьей-то стороны. Когда имело место злоупотребление, в поведении ребенка есть некий "сценарий".

Еще родители спрашивают, а что делать с таким другом/подружкой маленького ребенка, у которого вдруг рьяный интерес к сексу не по возрасту и который не останавливается? Ну, хотя бы не закрывать на это глаза и защитить своего ребенка. Если вы в хорошем контакте с родителями друга/подружки, то стоит поговорить с ними, чтобы они осторожно поговорили со своим. Может быть, ему просто не хватает информации, а может он "застукал" родителей и решил, что папа делает маме больно, т.е. стал "свидетелем насилия", хотя насилия не было. Если такой разговор невозможен, то или следите, чтобы дети играли у вас на глазах или с вами, или - к сожалению, прерывайте общение.

Источник


@темы: секс, предпубертат, подростки, образование, 6-7 лет, 4-6 лет, 3-4 года, 2-3 года

00:46 

О чем не говорят с детьми, когда говорят с детьми о сексе

Цветы жизни победили с уверенным отрывом.

Когда сознательный родитель все-таки решает поговорить с детьми о сексе, то самое сложное для него - это "то самое в том самом", а именно описание непосредственно полового акта. Поэтому сейчас многие вполне научились без нервного хихиканья говорить о том, что "чтобы появился ребенок нужны мама и папа, мужчина и женщина. У мужчин есть специальная клеточка - сперматозоид, а у женщин - яйцеклетка. Они соединяются и получается эмбрион, маленький человечек..." и тд. все это, как правило, иллюстрируется книжкой, изображающей соединение хвостатого и круглой, а также вполне честно изображающей процесс появления на свет ребенка. Но вот "то самое" - как именно они соединяются, опускают и взрослые, и большинство книжек. Иной пытливый ребенок спросит "А как ?" и услышит что-то вроде "они крепко обнимаются" или "сперматозоид перебирается к яйцеклетке". Спустя некоторое время, родители обнаруживают, что ребенок боится сперматозоидов, которые в его представлении бегают не только по родительской кровати (перебираются), но и вообще - везде. А вдруг?

Первое: Заставьте уж себя научиться произносить все нужные слова. Пенис, вагина, вульва, половые губы, влагалище, сперма и прочее. У нас сложности с описаниями сексуальности, мы либо вылетаем в возвышенности: "его нефритовый стебель проник в ее нефритовые врата", либо становимся медицински-официальными, либо спускаемся до похабщины. Отдельно идут всяческие "Ее грудь прыгнула ему навстречу". Поэтому ЗАДАЧА №1: язык. Язык описания. Ребенок должен знать, что у него есть попа, ягодицы, анус, грудь, соски, пенис или вагина, лобок, мошонка, яички и т.д. Используйте книжку по анатомии. Эти части тела должны быть обозначены и найдены, так же как и нос, рот, глаза и прочее. Во-первых, вам всегда будет проще сказать "Мужчина вставляет свой пенис внутрь влагалища женщины, пенис выбрасывает сперму, и так сперматозоиды попадают к яйцеклетке, которая у мамы внутри" Этого достаточно. А во-вторых, эти слова нужны, чтобы объяснить ребенку, что вот к этим частям тела прикасаться могут только мама, папа, доктор при родителях (нужное подчеркнуть). Слишком много свидетельств от взрослых уже людей, ставших в детстве жертвами сексуальных посягательств, о том, что они "не знали как сказать" или им никто не сказал, что это нехорошо, когда их трогали там-то и там-то. А когда ребенок уже способен мыться сам, стоит сказать и о том, что и мама-папа не будут трогать "эти" места без разрешения.

Второе, что почему-то "вылетает" при разговорах о сексе: секс- это прерогатива взрослых людей. ВЗРОСЛЫХ. Все разговоры с детьми о сексе должны начинаться и заканчиваться тем, что "когда люди выросли", "когда ты станешь большим..." Тут же можно рассказать и то, как именно растут. Про изменения, происходящие с телом. Обратите внимание вот на что: подростки любят чувствовать себя взрослыми, а также подчеркивать это внешними атрибутами. Так что немало и тех, кто вступает в половую жизнь как во "взрослую" из любопытства и из "престижа": вот сделаю это и стану совсем взрослым. Тут уместен разговор о том, что а) ты должен быть готов б) тебе должно хотеться.

По поводу а) следует говорить, что после первых месячных/после появления поллюций и прочих признаков, проходит еще от 3 до 8ми лет, прежде чем произойдет полная "настройка" и тело будет полностью готово. Поэтому торопиться из любопытства - себе вредить. По поводу б) тут тоже сложности. Сколько родителей, интересно, способны выдавить из себя, что секс - это наслаждение? (Если оно для них так, конечно) Что это удовольствие? И что если нет удовольствия, а есть как раз наоборот - больно и терплю - это не то, что должно быть. Надо как минимум прекратить делать себе больно, и как логичное продолжение - выяснять, откуда боль. Может быть, просто...не хотелось? То, что не говорят детям: "секс вообще-то должен быть приятным. Причем и ему, и ей" Не говорят, что не стоит заниматься сексом с тем, кому это неприятно. И сказать это лучше в детстве. "Только если они оба хотят" и "когда они вместе решили" Никак не иначе. И не забываем: "Когда ты станешь большим..."

Третье. Для маленьких и не только. Правило "Нет-Уйди-Расскажи" Скажи "нет", немедленно уйди от человека, которые предлагает что-то "нехорошее" - расскажи тому, кому доверяешь. Актуально и для алкоголя и для наркотиков. Для детей постарше, отдельный разговор о том, как говорить "нет" хорошо знакомым и даже хорошим людям. И как говорить однозначное "нет" Без улыбок, намеков на смущение и неуверенность. Потому что 80% насильников - "свои" люди. Знакомые, друзья друзей, друзья друзей родителей, друзья родственников и дальние родственники. И чаще всего они оправдывают себе тем, что "сама хотела" или "так себя вела". К сожалению. Поэтому твердое "нет" должно быть отрепетировано, поскольку нередко застает врасплох. Как вы заметили, оно включает в себя такое звено как "человек, которому доверяешь" А перестать быть таким человеком для своего ребенка просто. Если вы говорите "в случае чего обязательно скажи мне", а потом, когда слышите "Мам, мы с Васей играли в маму и папу, разделись и лежали голыми" роняете ложку, суп, кастрюлю, делаете огромные глаза, заламываете руки и вопрошаете "что? во что-что вы играли?" В следующий раз не скажет. Между тем, дети лет до 9 часто имитируют какие-то увиденные где-то (ох, телевизор) сценарии поведения, не вкладывая в них того смысла, который вкладывают взрослые.
Еще. Не говорят, мало говорят, очень мало говорят с мальчиками в пубертатном возрасте, об отношениях! О том, как понимать, хочет ли она. О том, что секс должен быть ДОБРОВОЛЬНЫМ!

Четвертое. Много кто уже говорит своему мальчику/девочке, что такое гомосексуализм и говорит при этом, что это нормально, что есть такие люди и не надо на них пальцем показывать. Но мало кто говорит, как понять, а ты - гомосексуален или нет? Тема гомосексуализма тут не будет раскрыта, она сложнее, чем кажется. Но иногда за гомосексуализм принимают тесную дружбу и душевную близость с человеком своего пола, а это не такая уж редкость, а если еще и в чувствительно-обостренном подростковом периоде. И если вы научились не ронять ложку, суп, кастрюлю, то ваш ребенок может быть скажет вам, что он гей, и еще объяснит, почему он так решил. И не исключено, что решил он неверно.

Пятое. Говоря с маленькими детьми сексе, с ними не говорят о предохранении. Дай бог тема всплывает к пубертату. А между тем стоило бы рассказывать и о том, что есть способы не дать яйцеклетке и сперматозоиду встретиться, чтобы ВЗРОСЛЫЕ (подчеркнуто) контролируют этот процесс. Об этом почему-то не говорят, может быть, потому что боятся вопроса "А зачем тогда" и того, что придется сказать, что "секс - это приятно"? А между тем, самое благодарное время для разговора с ребенком о контрацепции - лет до 8-9. И это опять про то, что "только взрослые..." Потому что "взрослые понимают, что, чтобы стать мамой/папой нужно...получить образование/найти работу/иметь свою квартиру (вставьте свое).

Шестое. Очень болезненный момент, оставивший рану в душе не одной девочки. Вот ей лет 11-12, и вот у нее растет грудь и появляются месячные. И тут, вдруг, ни с того, ни с сего, любимый папа/дедушка/дядя начинает тебя стеснятся, сторониться, перестает обнимать, вообще прикасаться. Мессидж такой: "Какой ужас, что ты становишься женщиной" С некоторыми это происходит совсем уж "красиво", она прискакала к отцу весело, как обычно, и заявила "Папа, у меня месячные!" И папа, подавившись ужином, что-то такое невообразимое выразил лицом и телом, стал стесняться, сторониться, и несколько дней даже глаз не поднимал. Наверное, в основе поведения таких отцов что-то хорошее, какое-то желание сохранить границы. Но не стоит при этом терять естественность, да и девочки вообще-то не просили, чтобы их отвергали. Стараясь не задевать дочернюю сексуальность, отцы добиваются ровно противоположного эффекта: подчеркивают дочернюю сексуальность. Да еще со знаком минус.

Седьмое. Мучительный момент непроизвольной эрекции у мальчиков вдруг и внезапно, ни с того, ни с сего, где-нибудь во время отвечания у школьной доски. Длится несколько секунд, класс ржет несколько минут, пережитый ужас остается на годы. Рассказать, что это бывает. И убедить, что это обязательно и быстро проходит. А также разработать стратегию совладания: уронить что-то и сделать вид, что поднимаешь, или прикрыться книгой, журналом, или...
Другой великий страх: нормального ли размера у меня пенис.
C девочкой, кстати, стоит разработать стратегию поведения на случай прихода месячных в первый раз, когда она не дома и не может обратиться к вам за помощью. Может быть, стоит носить с собой прокладку.

Ну и наконец. Это вас волнует (или не волнует) секс, а их волнует: А любовь - это как? А как понять, это любовь или не любовь? А вот я влюбился/влюбилась, а это что, навсегда? Вот как-то так))


Ну и еще немного буков, для тех, кто выжил))) Сколько не говоришь родителям, что лет до 8-9 интерес детей к сексу такой же, какой и к тому, почему трава зеленая, а небо голубое. Вот почему? А почему у него есть, а у меня нет? А у него отвалится или у меня отрастет? А родителей все продолжает и продолжает волновать одно: в каком возрасте надо запретить, развести, разлучить. Для особо встревоженных, скажу, что у нас нет такой нормы, а вот англичане уверяли меня, что мальчику и девочке (брату и сестре) нельзя делить одну кровать с 7 лет одного из них, и одну комнату лет с 12. Не очень поняла, с чего именно так, а не иначе. Но, какая-никакая норма. У нас с нормами худо. В каждой семье они свои. Если у вас дети спят вместе и жалуются только на то, что один из них пинается - бог с ним. (Хотя зачем вы их мучаете? Я - за крепкий сон и личное пространство) Если вы заметили попытки трогать друг друга, в кровати ли, в душе (многие сиблинги очень любят вместе купаться, брызг то больше) или в игре, и вы разобрались, и они просто "повторяли то, что видели по телевизору", объяснить мягко и твердо, что "так играть не надо", что "такое поведение для взрослых". Чаще всего на этом все. Дети обычно сами чувствуют в неком возрасте, что им не нужна ни общая с кем-то постель, да и прикрываться начинают. Это, что называется "в норме"

Когда "не норма"? Когда вы почитали книги и объяснили, а интерес к этой теме, не спадающий интерес, остался. Когда ребенок, несмотря на неудовольствие и запреты окружающих, все равно пытается поцеловать в губы "по-взрослому", потрогать попу, притереться. Когда играют не просто в маму-папу, которые под одним одеялом лежат, а пытаются именно совершить проникновения: пальцем или предметом. Означать это может следующее: а) ребенок хватанул "недетскую" дозу информации. Может быть, какой-то журнал. Или видео. Какой-нибудь видеоролик в интернете. Или он застал за сексом кого-то. Может быть, вас. Словом, он получил чрезмерную информацию в недетской, непонятной ему, пугающей форме. б) ребенок пережил сексуальное посягательство. Такого рода переживания дети, которые бывают попросту запуганы, или (см. первый пункт) не умеют сказать, "отыгрывают" в поведении. Кто смелый, может найти в сети ролик "Я сюда никогда не вернусь" - там хорошо видно поведение ребенка, который если и не подвергался сексуальному насилию, то точно переживал его как свидетель. в) банальная неврология. Особенно смущает в этом плане взрослых детская мастурбация. Немало детей нащупывает такой способ сбрасывания нервного напряжения. Покажите ребенка хорошему неврологу, и если он не заметит ничего особенного, расслабтесь. И, - это не та мастурбация, которая ради оргазма и для сексуального удовольствия. Это действо из того же разряда, что и хождение на цыпочках, скрежет зубами во сне, обсасывание пальцев и дергание волос, - тревожность, необязательно вызванная сексуальным интересом или сексуальным злоупотреблением с чьей-то стороны. Когда имело место злоупотребление, в поведении ребенка есть некий "сценарий".

Еще родители спрашивают, а что делать с таким другом/подружкой маленького ребенка, у которого вдруг рьяный интерес к сексу не по возрасту и который не останавливается? Ну, хотя бы не закрывать на это глаза и защитить своего ребенка. Если вы в хорошем контакте с родителями друга/подружки, то стоит поговорить с ними, чтобы они осторожно поговорили со своим. Может быть, ему просто не хватает информации, а может он "застукал" родителей и решил, что папа делает маме больно, т.е. стал "свидетелем насилия", хотя насилия не было. Если такой разговор невозможен, то или следите, чтобы дети играли у вас на глазах или с вами, или - к сожалению, прерывайте общение.

Источник


@темы: секс, предпубертат, подростки, образование, 6-7 лет, 4-6 лет, 3-4 года, 2-3 года

13:16 

Сообщество "Жизнь без глютена"

v_lada_s пишет:

Дорогие друзья!

Я создала новое сообщество "Жизнь без глютена" для поддержки семей, у которых дети сидят на безглютеновой диете.

В этом сообществе можно выкладывать свои истории, рецепты, факты о глютене, о целиакии и о аллергии на пшеницу/рожь/ячмень. Можно искать поддержки таких же семей, как и вы, которые оказались в таких не простых условиях.

Друзья, прошу поддержки! Перепостите, пожалуйста, информацию об этом сообществе.


13:30 

Совместный сон с малышами

Вопрос совместного сна с ребенком у новоиспеченных родителей вызывает очень много эмоций. Кто-то выражает радость, воодушевление или восторг на предложение спать вместе с ребенком. Но чаще всего мамы испытывают очень много тревоги (а вдруг он так и будет спать со мной до института?), вины (теперь из-за нас муж будет спать на диване в гостиной и секса совсем не будет), страха за жизнь ребенка (а вдруг я его ночью задавлю или укрою одеялом с головой?) Зачастую эти внутренние переживания препятствуют установлению нормального грудного вскармливания, не дают нам ночами высыпаться и просто мешают наслаждаться собственным родительством.
О том, почему спать со своим малышом естественно и приятно мы рассказываем в этой статье.






Картина художницы Lauri Blank



Что такое совместный сон?



Совместный сон - это сон в физической и эмоциональной близости ребенка со своим родителем (родителями). Совместный сон является собирательным понятием для разных вариантов сна, к которым относится не только сон в одной родительской постели, но и в приставленной к взрослой кроватке, и даже на небольшом расстоянии от мамы с папой. Общее тут - контакт малыша со взрослым и готовность родителей удовлетворять ночные потребности младенца.

Самая естественная форма сна



Как мы знаем, новорожденные дети первые месяцы восстанавливаются после родов, адаптируются, налаживают разные физиологические процессы (выделения, терморегуляции и пр.) , формируют связь с родителями и растут.
Все это происходит круглосуточно. И во сне тоже!
Именно поэтому сон младенца так сильно отличается от сна взрослого человека.
Маленький экскурс в физиологию сна:
Сон человека состоит из стадий: медленный (спокойный или глубокий ) сон и быстрый (активный или поверхностный ). Медленный и быстрый сон сменяют друг друга в разной последовательности. 4 стадии сна объединяются в цикл сна. За одну ночь у взрослого проходит примерно 5 циклов сна с увеличением продолжительности быстрого сна и уменьшением медленной стадии сна.
При этом соотношение быстрого и медленного сна определяется возрастом человека (см. иллюстрацию 1):
«У плода на ранней стадии развития сон быстрых движений глаз (поверхностный сон) составляет около 100 процентов, у новорожденного ребенка, родившегося в срок - около 50 процентов, у двухгодовалого ребенка - 25 процентов, у взрослого человека - 20 процентов, а у пожилого человека - 15 процентов». (У. И М.Сирс «Как уложить ребенка спать»)





Иллюстрация 1



Таким образом, у младенцев поверхностный сон случается в два раза чаще.
К тому же у детей циклы сна короче, чем у взрослых. За одно и то же время у ребенка бывает почти вдвое больше периодов активного сна, когда дети спят наиболее чутко и могут быстро проснуться.
И в отличие от взрослых, которые при засыпании сразу проваливаются в стадию медленного сна, дети засыпают через фазу беспокойного сна (см., иллюстрацию 2.). Именно поэтому маленьких детей укачивают или долго укладывают, чтобы помочь им пройти быструю стадию и перейти к глубокому сну.





Иллюстрация 2



Также, у новорожденных нет представления о дне и ночи, которое начинает формироваться после 3 месяцев.
Как мы видим, сон младенцев сильно отличается от сна взрослых.


Почему малыши спят так чутко и так часто просыпаются?



Для этого есть, как минимум, два объяснения.
Во-первых, быстрый сон развивает мозг. Изначально считалось, что быстрая стадия сна необходима лишь для заполнения промежутов между периодами медленного сна. Однако последние исследования доказали, что активный сон работает через создание системы зрительных образов стимулирует и развивает высшие центры мозга.
Во-вторых, такая структура сна младенцев необходима им для выживания:
«В первые месяцы жизни у ребенка возникает много потребностей, но его возможность сообщать об этих потребностях ограничена. Предположим, что у ребенка структура сна была бы такая же, как у взрослого человека, и дети больше времени проводили бы не в активном сне, а в глубоком. Тогда, если бы они были голодны, и им требовалась бы пища, они просто могли бы не проснуться. Если бы им было холодно, и им требовалось бы тепло, то они также продолжали бы спать. Если бы у них был заложен нос, и это мешало бы им дышать, то и здесь, возможно, они бы не проснулись. Я очень сильно ощущаю, что благодаря такой «младенческой» структуре сна, младенец может сообщать о своих потребностях, необходимых для его выживания. » (У. И М.Сирс «Как уложить ребенка спать»)


Совместный сон является самым естественным и эффективным способом реагировать на нужды малыша ночью, когда удовлетворяются потребности в безопасноти, тепле, ласке и кормлении:






Картина художницы Dianne Dengel



  • Дети, которые спят рядом с родителями, меньше плачут, тем самым у них вырабатывается меньше кортизола — гормона стресса, избыток которого разрушительно влияет на организм.

  • «Младенцам теплее, когда они спят со своими мамами, и этот факт снижает необходимость в тяжелых или многочисленных одеялах. Матери и дети всю ночь обмениваются сенсорными сигналами, такими как температура тела, и эти сигналы служат для регулирования состояния ребенка. Например, сразу после рождения ребенок может испытать потери тепла до 1 градуса по Цельсию от оптимальной температуры тела, что, как правило, приводит опять же к производству гормонов стресса. Падение температуры может снизить иммунитет, что делает ребенка более восприимчивым к инфекционным заболеваниям, и использовать необходимый для роста и развития энергию на попытки регулировать температуру тела. Наблюдения за 11-16-недельными младенцами показало, что у детей, которые спали отдельно, подмышечная температура тела была ниже средней, чем у тех детей, которых кормили грудью и укладывали спать вместе с матерями». (Джеймс Дж. МакКена «Совместный сон с ребенком»).

  • Совместный сон способствует частым пробуждениям ребенка как реакции на движения взрослых, запах грудного молока и внешние шумы. Это улучшает навыки пробуждения ребенка, являющиеся естественной профилактикой опасности, связанной с возможной остановкой дыхания.

  • Совместный сон удовлетворяет потребность малыша в ночной ласке матери и тактильном контакте. Контакт кожа-к-коже способствует уменьшению стресса, улучшению дыхательной и сердечной деятельности, эффективному использованию энергии и более быстрому росту. Тактильный контакт и материнская ласка действует на новорожденных как обезболивающее, помогает быстрее восстановиться малышам после родов. Дети, получающие контакт кожа-к-коже в целом менее возбуждены.

  • Прикосновения способствуют росту детского организма. Совместный сон формирует позитивное отношение ко сну как таковому. Когда ребенок просыпается во время активной фазы сна, то человек, к которому ребенок привязан, помогает ему снова успокоиться, не дав полностью проснуться. Тактильный контакт помогает сохранить уверенность у ребенка, что мама рядом и активно отвечает на его потребности. Дети реже просыпаются, им реже снятся кошмары, и у них меньше возникает ночных беспокойств. Совместный сон помогает детям развивать здоровое отношение ко сну. Они учатся относиться ко сну, как к приятному времени - времени близости.



Совместный сон необходим и мамам:






Картина художницы Marta Antelo



  • Сон рядом с младенцем помогает наладить и поддерживать грудное вскармливание.

  • Ночные кормления по требованию помогают материнскому организму вырабатывать необходимое количество молока. Исследования показали, что дети, спящие рядом с матерями, сосут чаще и дольше, чем дети, питающиеся грудным молоком, но спящие отдельно.

  • Ночные кормления грудью способствует сокращению матки после родов и предотвращает послеродовые кровотечения, помогают поддерживать нужный уровень железа в материнском организме, отсрочивают возобновление овуляции, позволяют защитить мать от различных видов рака репродуктивной системы.

  • Расслабленность и спокойствие нервной системы

  • Гормон окситоцин, выделяющийся в том числе и при ночных кормлениях способствует расслаблению и формированию чувства спокойствия и благополучия.

  • Уверенность в безопасности ребенка. Совместный сон вселяет в мать веренность в том, что ее ребенок находится в безопасности, нормально дышит, не испытывает дискомфорта или боли. При совместном сне мать контролирует нахождения одеял и подушек в кровати, не допускает их нахождения на лице ребенка.

  • Мамы дольше спят. Совместный сон дает возможность матерям высыпаться, увеличивает продолжительность и качества сна. Циклы сна матери и ребенка со временем синхронизируются, что помогает находится в глубоких фазах сна одновременно и маме и ребенку, а значит спать лучше. К тому же, многие мамы не просыпаются полностью, чтобы покормить грудью ребенку в течении ночи.

  • Совместный сон способствует укреплению привязанности. Проводя сон вместе с ребенком, матери учатся лучше чувствовать потребности ребенка и отвечать на них. Совместный сон с ребенком позволяет проводить больше времени вместе с детьми, укрепляя детско-родительскую связь.


Совместный сон важен и для детей, находящихся на искусственном вскармливании, и их родителей:


Если ваш ребенок находится не на грудном вскармливании, а на искусственным, совместный сон также важен для него и для вас: дети на протяжении всей ночи чувствуют безопасность, спокойствие и вашу заботу, получают больше тактильного контакта, меньше плачут, а у вас есть возможность выспаться и укрепить ваши отношения. К тому же мама с папой всегда могут оперативно среагировать на опасные ситуации: если малыш запутается в одеяльце или перевернется на живот.

Совместный сон также важен и для взаимоотношений отца с младенцем.





Иллюстрация в детской книге "Best Milk"



Он способствует восстановлению эмоциональной связи отца с ребенком после рабочего отсутствия и созданию прочных взаимоотношений.


Спите с вашими младенцами, с несколькими детьми, с грудными и «искусственниками», с усыновленными\удочеренными малышами столько, сколько Вам и вашим детям это будет необходимо и приятно. Ведь совместный сон — это нормально!

Источник


@темы: сон, ГВ

12:32 

"Пусть он немного поплачет": о приучении ребенка к самостоятельному засыпанию

Не так уж и редко консультантам случается слышать: "А мне посоветовали отучать ребенка засыпать только с мамой - просто не подходить к нему ночью, и всё. И действительно, пару ночей поплакал, зато теперь спит как ангел, вся семья счастлива!" Да только все ли счастливы в этой ситуации?..

Вот интересная информация для «строгих, но справедливых» противников убаюкивания малыша у мамы: в 2011 году было проведено исследование под серьезным научным названием «Асинхронность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси активности матери и младенца после прекращения ответа на плач младенца в период перехода ко сну» (Wendy Middlemiss, Douglas A.Granger, Wendy A. Goldberg, Laura Nathans, 2011). Зачем спорить, засыпает ли малыш счастливым сном или молча отключается, испытывая при этом горечь и тревогу? Это можно точно установить экспериментальным путем. Ведь мы живем в такое время, когда приборы способны измерить все, что угодно, даже степень сочувствия и взаимопонимания.

Итак, в эксперименте участвовали 25 малышей, мальчики и девочки в возрасте до 10 месяцев. В течение пяти дней мамы учили их засыпать, следуя известному  рецепту. На строгом научном языке все это безобразие называлось «Связь материнского и младенческого поведения с сигналами младенца в период обучения самостоятельному засыпанию». У мам и детей при этом брали на анализ слюну и определяли, как изменяется уровень гормона стресса кортизола.

В первый день эксперимента уровни кортизола в момент беспокойства при засыпании были «положительно связаны». Проще говоря, когда ребенок начинал плакать, уровень кортизола повышался и у него, и у матери. Как только малыш успокаивался, засыпал, уровень кортизола снижался у обоих.

На второй день, когда ребенок начинал плакать, а мама к нему не подходила, то уровни гормонов стресса были по-прежнему «положительно связаны».

А вот на третий день эксперимента ученые зарегистрировали «физиологический и поведенческий диссонанс» у деток. Уровень гормонов стресса по-прежнему повышался и долго держался на стабильно высоком уровне, но дети уже не плакали. У мам повышения уровня кортизола с этого дня больше не отмечалось.

Ученые пришли к выводу, что диссонанс между физиологической и поведенческой реакцией ребенка приводит к диссонансу гормонального ответа матери. Сейчас в научной среде обсуждается, насколько вообще безобидно такое нарушение детерминанты материнской и детской физиологической синхронности в раннем детстве.

Оказывается, мамы, которые советовали подругам проверенный способ дать поплакать, чтобы потом ребенок спокойно засыпал, обманывали и самих себя и окружающих! Да, правда, что когда родители приучают ребенка, что никто не будет всерьез воспринимать его «капризы», то в конце концов ребенок перестает плакать один в кроватке. Правда и то, что с точки зрения матери он «отлично сам засыпает», она ведь перестает чувствовать, как ему плохо на самом деле. Но неправда, что это безобидно и даже хорошо для ребенка, чьи гормоны стресса остаются повышенными (гормоны стресса способны повреждать  мозг). И еще получается, что на самом деле мать не ребенка тренирует, а искусственно блокирует у себя нормальную врожденную физиологическую реакцию.

...но что же происходит при этом с ребенком? Немного подробнее рассказал об этом испанский педиатр Карлос Гонсалес в своей книге "Целуйте меня! как воспитывать детей с любовью".

В 1950 году по просьбе Организации Объединенных Наций Джон Боулби начал собирать материалы для доклада о нуждах детей-сирот. В результате этой работы на свет появилась книга, в которой описывается воздействие на детей разлучения с родителями. Материалом для книги стали в основном наблюдения за детьми, попавшими в больницу, и за теми детьми, кого разлучили с родителями и эвакуировали в сельскую местность, спасая от бомбежек Лондона во время Второй мировой войны.

Среди часто проявлявшихся краткосрочных эффектов разлучения были следующие...

- Дети становились очень требовательными к матери или тем, кто за ними присматривал, постоянно требовали к себе внимания, настаивали, чтобы все исполняли так, как они хотели, и испытывали страшные приступы ревности и вспышки раздражения.

- С любым из находившимся рядом взрослых дети завязывали максимально формальные, хотя и внешне благополучные отношения.

- Дети впадали в апатию, теряли интерес к происходящему, предавались ритмичным действиям типа раскачивания взад-вперед, иногда намеренно бились головой.

Как утверждает доктор Фербер (большой сторонник приучения детей засыпать самостоятельно, оставляя их плакать сначала на одну минуту, потом на три, потом на пять; то, что во всем мире называется "методом Фербера", а в Испании известно как "метод Эстивиля";), в некоторых случаях подобные ритмические действия и удары головой - это нормально:

Многие дети совершают повторяющиеся, ритмические действия перед сном, либо когда просыпаются среди ночи, либо по утрам. Они раскачиваются, стоя на четвереньках, качают головой из стороны в стороны, бьются головой о подушки или матрас. По ночам такое поведение может продолжаться, пока ребенок не уснет, а по утрам - до полного пробуждения. <...> Если ребенок начинает совершать подобные ритмические действия в возрасте до полутора лет и по большей части прекращает их к трем или четырем годам, обычно это не указывает на наличие психологических проблем. Чаще всего дети с таким поведением - счастливые и здоровые малыши без заметных проблем или существенных сложностей в семье.

Поразительно, к каким двойным стандартам прибегают педиатры в оценке того, что является нормальным поведением, а что - нет, - заключает Карлос Гонсалес.

Итак, мы видим, что ребенок, которого "всего лишь" оставляют проплакаться, демонстрирует те же самые признаки, что и ребенок, попавший в бомбежку и оставшийся сиротой без родителей! Но защитники метода "поплачет и перестанет" предлагают нам верить, что это нормально и что малыш при этом здоров и счастлив... Это не так - ни с моральной точки зрения, ни с точки зрения доказательной медицины, бесстрастно фиксирующей у детей признаки тяжелого стресса при внешнем отсутствии реакции. Вспомните об этом, когда вам предложат оставить ребенка "немного поплакать, чтобы потом все было хорошо".

Татьяна Кондрашова, Ирина Рюхова, "Новый уровень".



Источник


@темы: до 1 года, сон

23:10 

Когда ребенок подвергается насилию, которое в России не считается насилием

Иногда я пишу статьи, которые по формату идеально вписываются в сообщество. Странно, что раньше не приходило в голову публиковать их здесь. Исправляюсь.

Сексуальное насилие принимает самые причудливые формы. Если ваш ребенок никогда не рассказывал о непристойных предложениях, приставаниях в транспорте и голых мужчинах в парке, это не значит, что с ним такого не происходило.

История про девочку
Август. Субботнее утро. Мы с подружками-одноклассницами едем в роллер-клуб учиться кататься. Прогноз обещает под тридцать жары, поэтому две из нас в коротких юбках, на третьей — в пяти местах рваные облегающие джинсы. Нам по тринадцать, и мы возбуждены предстоящим днем без родителей в самом центре города.

Внезапно я замечаю, как та, которая в джинсах, стоя в троллейбусной толпе, дергается и извивается. Замерла. Через минуту снова. Начинает озираться — не пойму, куда она смотрит. Проходит еще минута, она больше не совершает странных движений. И тут до меня начинает доходить причина ее поведения: я чувствую, как под моей юбкой что-то мягко движется. Медленно, едва ощутимо, поднимается по голой ноге нечто влажновато-теплое. И шевелится на границе бедра и трусов...

Орала я так, что пассажиры решили — девочке режут горло. Наверное, тщетно, но надеюсь, что у мелкого рыжеусого дядьки, тяжело дышавшего нам с подругой в шеи и мутно тянувшегося к нашим промежностям, хотя бы несколько дней дрожали конечности и звенело в ушах. Он вовремя ретировался: если бы он не успел выскочить на ближайшей остановке, его бы растерзали оставшиеся в троллейбусе мужчины, которым мы с подружкой рассказали об эпизоде.

Увы, совсем не редки подобные истории. Педофилов больше, чем мы думаем, и некоторые из них умеют действовать крайне изощренно.

О чем молчат дети
Мне совершенно неинтересно говорить о том, что становится причиной педофилии. Мне все равно, почему эти негодяи испытывают настоящее возбуждение только от детей и осмеливаются посягать на невинность и чистоту. Я не хочу оправдывать их даже тем, что они сами в раннем возрасте подверглись жестокому насилию. Жертвам педофилов неважно, что привело этих нелюдей к попыткам сексуального контакта с ребенком. Гораздо острее встает проблема молчания детей, подвергшихся нападению со стороны растлителей. И если бы дети молчали только о факте сексуального насилия! Но нет, они не рассказывают о том, как во время прогулки с собакой из-за куста выходит фигура в длинном пальто и распахивает его перед лицом испуганного ребенка, размахивая, как флагом, половыми органами. Дети не пишут даже в личные дневники о том, как к ним подходят пятидесятилетние «старики» и делают «заманчивые» предложения (зовут в кино, предлагают устроить фотосессию, приглашают в кафе), гадливо улыбаясь и поглаживая влажной ладонью доступную часть тела ребенка. Многие дети молчат о том, что по пути в школу они регулярно чувствуют у себя между ног чьи-то шарящие, дрожащие от возбуждения руки, слышат тяжелое дыхание в ухо... Ребенок не рассказывает о том, от чего его щеки и шею заливает жгучий багрянец смешанного с омерзением стыда. И молчанию жертвы педофилов есть простое объяснение.

Почему дети не рассказывают
Все истории педофилов, пойманных на месте преступления, звучат одинаково: она сама меня спровоцировала. Или он — если извращенец посягнул на мальчика. Именно такого отношения и мнения взрослых боятся дети. Когда ребенок знает, что он не виноват, когда он уверен в том, что он попросту не мог вызвать подобного поведения незнакомого мужчины, у него возникает возмущение такого масштаба, что он начинает кричать. Если же ребенок хоть на секунду предположит, что он сам — своим поведением, видом, громко сказанными словами — дал повод к приставаниям, пиши пропало. Такой ребенок будет умирать от стыда, но ни за что не признается родителям или другим значимым взрослым в том, что стал объектом сексуального интереса. Педофил, прекрасно знающий об этом стыде-страхе, пользуется слабостью ребенка, а подчас успевает шепнуть на ухо пару угроз — и обмирающая от ужаса девочка не смеет раскрыть рта, не то что закричать.

Как помочь детям
Пожалуйста, не молчите! Чем больше молчим мы, чем крепче закрываем глаза на существование подобной «пассивной» педофилии, тем больше молчат наши дети. Они терзаются чувством вины за свою «греховность», мучаются от страха перед нашим осуждением. Они боятся наших равнодушных слов «Сама виновата!» и раз за разом подвергаются самому настоящему сексуальному насилию. Поговорите с любым ребенком, хоть раз пережившим встречу с эксгибиционистом, липким дядькой на улице или ощутившим на своей ноге, груди или шее пальцы и дыхание отвратительного скользкого типа: никто из детей не желает повторения этого опыта. Ни один из них не считает такое поведение нормальным. Значит — это насилие.

Говорите! Говорите не только на страницах своих блогов, на форумах и со всеми своими знакомыми. Говорите с детьми. Рассказывайте им, что есть норма, а что преступление. Демонстрируйте детям свое доверие, говоря с ними о важных и страшных вещах. Именно нехватка доверия побуждает детей скрывать сальные домогания. Не считайте, что вашего ребенка обойдет беда под названием педофил — вы никогда не узнаете, что ваша двенадцатилетняя дочь или ваш одиннадцатилетний сын пережили настолько отвратительную историю, что и сами предпочитают похоронить ее в дебрях памяти. И вы никогда не узнаете, как подобный случай повлиял на сексуальные отношения вашего выросшего ребенка. Не доводите до психотерапевтов и кошмарных снов: рассказывайте детям о том, какой бывает настоящая жизнь. Пусть они будут готовы.

Учите детей на весь автобус давать четкие указания педофилу, куда ему идти и что делать. Огромное спасибо моей подруге, с которой мы дружим вот уже двадцать один год: именно она, услышав мой рассказ про троллейбус, научила меня правильно реагировать на приставания. И тут же (ирония судьбы!), стоя в очень негустой толпе вагона метро, показала, как это делается. Повернувшись к прижавшемуся к ней потному толстяку, она громко и отчетливо произнесла, так, что услышали все: «Уберите от меня свои грязные лапы!»

Учите своих детей защищаться. Они не виноваты в том, что у кого-то размылись границы законопослушания и нравственности. Дети — всего лишь жертвы.

Источник


@темы: общение с ребенком, подростки

16:22 

Детская агрессия

Рождаясь, ребенок имеет лишь два способа реагирования - это удовольствие и неудовольствие.

Когда ребенок сыт, у него ничего не болит, пеленки сухие - тогда он испытывает положительные эмоции, которые проявляются в виде улыбки, довольного гуления, спокойного и безмятежного сна.

Если же ребенок испытывает по какой-либо причине дискомфорт, то он свое недовольство проявляет плачем, криком, брыканием. С возрастом ребенок начинает проявлять свои протестные реакции в виде деструктивных действий, направленных на других людей (обидчиков) или ценные для них вещи.

Агрессия в той или иной степени присуща каждому человеку, так как является инстинктивной формой поведения, основной целью которой является самозащита и выживание в мире. Но человек, в отличие от животных, с возрастом приучается трансформировать свои природные агрессивные инстинкты в социально приемлемые способы реагирования, т.е. у нормальных людей происходит социализация агрессии.

Те же люди, которые не научились контролировать свои агрессивные импульсы, испытывают сложности при общении с людьми. В более тяжелых случаях, когда агрессивное поведение становится противоправным, такие люди подвергаются уголовному наказанию и изолируются от общества в места не столь отдаленные.

Здесь важно сделать акцент на том, что взрослым ни в коем случае нельзя подавлять агрессию в своих детях, так как агрессия - это необходимое и естественное для человека чувство. Запрет или силовое подавление агрессивных импульсов ребенка очень часто может привести к аутоагрессии (т.е. вред будет наноситься самому себе) или перейти в психосоматическое расстройство.

Родителям важно научить ребенка не подавлять, а контролировать свою агрессию; отстаивать свои права и интересы, а также защищать себя социально приемлемым способом, не ущемляя при этом интересы других людей и не причиняя им вреда. Для этого необходимо, в первую очередь, разобраться с основными причинами агрессивного поведения.

Можно выделить три основных источника деструктивного поведения:

1. чувства страха, недоверия к окружающему миру, угрожающие безопасности ребенка;

2. столкновение ребенка с невыполнением его желаний, запретами на удовлетворение определенных потребностей;

3. отстаивание своей личности, территории, обретение независимости и самостоятельности.

К первому году жизни у ребенка формируется либо базовое чувства доверия к окружающему миру и людям, ощущение безопасности, либо недоверия, страха и тревоги.

На формирования отношения к миру влияет много причин.

В первую очередь, это душевное состояние матери в период беременности и после родов. Представим простой пример: ребенок появляется на свет в тот момент, когда его мать переживает личную драму, находится в тревоге за свое, а, следовательно, и его будущее, испытывает отчаяние и тоску.

Малыш, для которого еще нет разделения на я и не-я, наполняется теми же чувствами, и его первый опыт взаимодействия с окружающим говорит ему о том, что здесь не так уж безопасно, здесь много боли и непредсказуемости, любой может нанести вред.

В будущем это перерастает в недоверие ко всем и ко всему, для него теперь любое проявление извне может означать нападение. Страх и тревога, которые ребенок испытывает при контакте с другими, ведут к тому, что любой сигнал истолковывается им как осуществление его самых худших опасений. Агрессивные вспышки у таких детей выглядят очень неожиданными и непонятными.

Также на формирование отношения к миру оказывает влияние проявление родителями безусловной любви к своему ребенку, либо отсутствие таковой. Если родители проявляли искреннюю любовь к своему малышу в любой ситуации, если ребенок понимал, что, не смотря ни на что, его любят, то у него возникало чувство доверия к окружающим.

Если же ребенок убеждается в том, что его не любят, или даже ненавидят, то он решает, что хуже уже и быть не может и поэтому становится способным на все. Ему не нужно переживать, что он может потерять объект любви. Зачем ему тот, кто его не любит? Он может ожесточиться, может начать мстить. На этом построены многие триллеры о маньяках-убийцах, где, копаясь в его прошлом, обнаруживают забитого, презираемого, униженного ребенка.

Травмирующее влияние на психику детей оказывают также ссоры взрослых между собой. Когда папа и мама изо дня в день ссорятся, у малыша возникает ощущение приближающейся катастрофы. Несмотря на то, что в семье стараются избегать открытых скандалов, и ссоры происходят "за закрытой дверью", маленький человечек все равно чувствует напряженную атмосферу. И это неудивительно, ведь окружающие малыша взрослые - это его мир, единый и неделимый, такой же, каким был мамин уютный животик. Поэтому любая конфликтная ситуация воспринимается ребенком как угроза для него самого.

Вторая причина агрессивности связана с тем, что взрослые вынуждены в некоторых ситуациях запрещать ребенку вести себя определенным образом или с тем, что не всегда родители могут или хотят удовлетворять бесконечные желания своих детей. Здесь родителям важно учитывать два момента.

Во-первых, они должны научиться грамотно устанавливать запреты и, в случае необходимости, применять наказания.

И, во-вторых, важно помнить, что главной потребностью любого ребенка является необходимость чувствовать, что его любят и ценят.

Если ребенок начинает испытывать сомнения по этому поводу, то он будет стараться всячески подкрепить свое чувство ненужности. Поэтому постоянное нытье детей купить им что-нибудь часто является провокацией с их стороны. При этом отказ в желаемом ребенок сразу же трактует так, что его никто не любит, и он никому не нужен. При этом он, конечно, страшно злится. Ведь ребенок любит искренне и не желает допускать, что его любовь безответная.

С другой стороны, проблему не решает и выполнение любой прихоти вашего чада, ведь его сомнения могут появляться снова и снова, например, когда он столкнется с невниманием к его переживаниям. Чтобы не допускать такого искаженного взаимодействия, стоит искренне говорить ребенку о том, что вы его любите.

Третья причина - это установление личных границ. Ребенок рождается полностью зависимым от своих родителей, и его основная задача на протяжении всей жизни - это обретение независимости (в первую очередь, от родителей) и самостоятельности.

Очень часто этот процесс происходит очень болезненно для обеих сторон и может иметь печальные последствия. Родителям важно понимать, что их дети - это не их частная собственность, и они им не принадлежат. Ребенок призван стать равноправным и равноценным человеческим существом. Есть наиболее важные периоды, когда ребенок решает эту задачу: это 3 года, начало школьной жизни и подростковый период.

В эти периоды дети особенно остро реагируют на внедрение в их жизнь, что находит свое выражение в протестных реакциях. Мудрые родители должны это учитывать и предоставить ребенку разумную свободу и независимость.

Но в тоже время дети не должны ощущать себя заброшенными, ребенок должен чувствовать, что родители готовы всегда, в случае необходимости, оказать поддержку и помощь.

Также желательно, чтобы у ребенка была своя комната (или хотя бы уголок). Он должен знать, что его границы уважают и не нарушают без его ведома.

С основными причинами агрессии у детей разобрались.

Теперь нужно сказать несколько слов о том, как нужно вести себя родителям в случае проявления их детьми агрессивного поведения или чтобы подобное нежелательно поведение предотвратить. О чем-то мы уже упоминали выше, при описании причин.

1. Во-первых, требуется проявление со стороны родителей безусловной любви к ребенку в любой ситуации. Нельзя допускать высказываний, наподобие следующих: "если ты себя так поведешь…, то мама с папой тебя больше любить не будут!". Нельзя оскорблять ребенка, обзывать его. Проявлять недовольство надо именно действием, поступком, принимая личность ребенка в целом.

Если ребенок просит вас поиграть с ним, уделить ему внимание, а вы в данный момент не можете этого сделать, то не отмахивайтесь от малыша, тем более, не раздражайтесь на него за назойливость. Лучше покажите ему, что вы понимаете его просьбу и объясните, почему в данный момент вы ее выполнить не можете: "Ты хочешь, чтобы я почитала тебе книжку? Малыш, мама тебя очень сильно любит, но я так устала на работе. Пожалуйста, поиграй сегодня один".

И еще один важный момент - не надо откупаться от ребенка дорогими игрушками, подарками и т.п. Для него гораздо важнее и нужнее ваше непосредственное внимание.

2. Родители, если не хотят, чтобы их дети были драчунами и забияками, сами должны контролировать собственные агрессивные импульсы. Надо всегда помнить, что дети учатся приемам социального взаимодействия, прежде всего, путем наблюдения за поведением окружающих людей (в первую очередь, родителей).

3. Как уже упоминалось в начале работы, ни в коем случае нельзя подавлять проявление агрессии ребенком, иначе подавленные агрессивные импульсы могут нанести серьезный вред его здоровью. Научите его выражать свои враждебные чувства социально приемлемым способом: словом или в рисунке, лепке или при помощи игрушек, или действий, безобидных для окружающих, в спорте.

Перевод чувств ребенка из действия в слова позволит ему узнать то, что о них можно говорить, а не обязательно сразу давать в глаз. Также ребенок постепенно освоит язык своих чувств и ему проще будет вам сказать, что он обижен, расстроен, зол и т.д., а не пытаться привлечь ваше внимание своим "ужасным" поведением.

Единственно, чем при этом нельзя злоупотреблять, так это уверенностью в том, что взрослый человек лучше знает, что испытывает маленький. Взрослый может лишь предполагать, основываясь на своем опыте, на самонаблюдении, на наблюдении над окружающими, что означает поведение ребенка. Ребенок должен быть активным рассказчиком о своем внутреннем мире, взрослый лишь задает такую возможность и предоставляет средства.

4. Если ребенок капризничает, злится, кричит, бросается на вас с кулаками - обнимите его, прижмите к себе. Постепенно он успокоится, придет в себя. Со временем ему будет требоваться все меньше времени, чтобы угомониться.

Кроме того, такие объятия выполняют несколько важных функций: для ребенка это означает, что вы способны выдержать его агрессию, а, следовательно, его агрессия может быть сдержана и он не разрушит то, что любит; ребенок постепенно усваивает сдерживающую способность и может сделать ее внутренней и таким образом контролировать свою агрессию сам.

Позже, когда он успокоится, вы можете поговорить с ним о его чувствах. Но ни в коем случае не стоит читать нравоучения при таком разговоре, просто дайте понять, что готовы его выслушать, когда ему плохо.

5. Уважайте личность в вашем ребенке, считайтесь с его мнением, воспринимайте всерьез его чувства. Предоставляйте ребенку достаточную свободу и независимость, за которую ребенок будет сам нести ответственность. В тоже время покажите ему, что в случае необходимости, если он сам попросит, готовы дать совет или оказать помощь. У ребенка должна быть своя территория, своя какая-то сторона жизнь, вход на которую взрослым позволен только с его согласия.

Ошибочным считается мнение некоторых родителей, что "у их детей от них не должно быть никаких секретов". Не допустимо рыться в его вещах, читать письма, подслушивать телефонные разговоры, шпионить! Если ребенок вам доверяет, видит в вас старшего друга и товарища, он сам вам обо всем расскажет, попросит совета, если сочтет необходимым.

6. Покажите ребенку конечную неэффективность агрессивного поведения. Объясните ему, что даже если в начале он и достигнет для себя выгоды, например, отнимет у другого ребенка понравившуюся игрушку, то впоследствии с ним никто из детей не захочет играть, и он останется в гордом одиночестве. Вряд ли его прельстит такая перспектива. Расскажите также о таких негативных последствиях агрессивного поведения как неотвратимость наказания, возвращение зла и др.

Если вы видите, как ваш ребенок, еще не начавший ходить в школу, ударил другого, сначала подойдите к его жертве. Поднимите обиженного ребенка и скажите: "Максим не хотел обидеть тебя". Затем обнимите его, поцелуйте и проводите из комнаты.

Таким образом, вы лишаете внимания своего ребенка, перенося его на товарища по играм. Внезапно ваш ребенок замечает, что веселье кончилось, и он остался в одиночестве. Обычно требуется повторить это 2-3 раза - и драчун поймет, что агрессивность не в его интересах.

7. Необходимо устанавливать социальные правила поведения в доступной для ребенка форме. Например, "мы никого не бьем, и нас никто не бьет". Для детей в возрасте четырех лет и старше требования могут быть более подробными. Можете заявить: "В нашем доме существует правило: если тебе нужна игрушка, а ею играет другой ребенок и не дает ее тебе, подожди".

8. Не забывайте хвалить ребенка за старательность. Когда дети реагируют должным образом, сделайте все, чтобы закрепить эти усилия. Скажите им: "Мне нравится, как ты поступил". Дети лучше реагируют на похвалу, когда видят, что родители действительно довольны ими.

Не стоит говорить: "Хороший мальчик" или: "Хорошая девочка". Дети часто не обращают на это внимания. Лучше сказать: "Ты доставил мне огромное удовольствие, когда поделился со своим младшим братом, вместо того чтобы драться с ним. Теперь я знаю, что могу доверить тебе уход за ним". Такая похвала имеет большое значение для детей. Она позволяет им почувствовать, что они могут произвести хорошее впечатление.

9. Беседовать с ребенком о его поступке надо без свидетелей (класса, родственников, других детей и др.). В беседе стараться использовать меньше эмоциональных слов (стыдно и др.).

10. Надо исключить ситуации, провоцирующие негативное поведение ребенка.

11. В борьбе с агрессией можно прибегнуть к помощи сказкотерапии. Когда маленький ребенок начинает проявлять признаки агрессивности, сочините вместе с ним рассказ, в котором этот ребенок будет главным героем. Используя картинки, вырезанные из журналов, или фотографии самого ребенка, создайте ситуации, в которых ребенок ведет себя достойно и заслуживает похвалу. Поговорите с ним в тот момент, когда ребенок спокоен, не нервничает. Когда у ребенка эмоциональный кризис, успокоить его нелегко.

12. Надо предоставлять возможность ребенку получить эмоциональную разрядку в игре, спорте и т.д. Можно завести специальную "сердитую подушку" для снятия стресса. Если ребенок чувствует раздражение, он может поколотить эту подушку.

В заключение отметим, что родителям важно помнить следующее: агрессия - это не только деструктивное поведение, причиняющее вред окружающим, приводя к разрушительным и негативным последствиям, но также это еще и огромная сила, которая может служить источником энергии для более конструктивных целей, если уметь ей управлять. И задача родителей - научить ребенка контролировать свою агрессию и использовать ее в мирных целях.

Источник


@темы: 1-2 года, 2-3 года, 3-4 года, 4-6 лет, 6-7 лет, агрессия

11:48 

Шпынять маму запрещается

Не успела я задаться в прошлой колонке вопросом, кто тут взрослый в отношениях матерей и детей, как сразу несколько мам горько сказали мне – мол, будешь тут как Солнце, когда тебя со всех сторон гнобят, и никакой уверенности ни в чем. Очень трудно быть взрослой и невозмутимо гнуть свою линию, когда окружающие тычут в вас с ребенком пальцами и рассказывают вам, как плохо ведет себя твой ребенок и как плохо ты его воспитываешь.

Мать впервые слышит, что она плохая мать, довольно скоро после рождения ребенка. Папу бесит, что ребенок кричит, не спит, что мать берет его на руки, не берет его на руки, кладет с собой спать, уходит спать к нему, что она нервничает из-за каждого чиха, и в квартире у нее не убрано. Весь день дома сидела – что делала? Убрать было трудно? Затем подключаются бабушки: кормишь не так, расписания нет, разговаривает он у тебя плохо, занимаешься с ним мало, мало порешь, мало любишь, мало дрючишь, все, все неправильно!

Потом вступают родительницы в песочнице, бабки у подъезда и воспитатели детсадов. Ну и врачи еще, особая статья: о чем вы вообще думаете, вы что – угробить хотите своего ребенка? Да, спасибо, с самого рождения этого и добиваюсь.

К тому моменту, как ребенок пойдет в школу, его мать вздрагивает уже от каждого обращенного к ней слова, сжимается, ожидая удара, готова в любой момент быстро спрятать ребенка за спину, повернуться лицом к опасности и оскалить зубы, как зажатая в угол волчица, которая из последних сил защищает своего волчонка. Потом, правда, когда она прогонит нападающего лаем, воем, клацаньем зубов и угрожающим топорщением шерсти на загривке, она устроит своему волчонку такую трепку, что мало не покажется: как смел меня позорить? Сколько я еще из-за тебя буду краснеть-бледнеть?

В школе, ясное дело, маме ничего утешительного не скажут, кроме того, что с ребенком надо заниматься, что с ним надо делать домашнюю работу, что надо ему объяснять, как себя вести, и потребуют, чтобы она наладила его поведение в классе, как если бы у нее был пульт дистанционного управления ребенком. К концу школы мать уже будет знать, что ее ребенок никчемен, ЕГЭ не сдаст, в дворники не возьмут, короче, полное педагогическое фиаско. Дома отец убежден, что мать испортила ребенка своей мягкостью, а бабушки уверены, что она его и не кормит даже.

Россия – страна недружелюбная к детям. На отдыхе, в транспорте, в дороге, на улице на мать обращены бдительные взоры сограждан, готовых по любому поводу испустить дидактическое замечание. Не легче и в храме, где бесчинствующих детей не особенно любят – и мать ребенка, который устал, капризничает или отправился топать по храму во время чтения Евангелия, чего только не наслушается.

Хотя я знаю один храм, где детей, способных стоять на службе, а не висеть на маме, всегда приглашают стоять впереди. Там они видят не чужие спины, а богослужение: как поют, кто читает, много ли осталось, что делает батюшка… кто устал – отвлекается, поправляет свечи в подсвечниках, может присесть даже на скамеечку. За спинами мамы и бабушки, которые вовремя напомнят, когда встать, когда петь, когда перекреститься.

Знаю бабушек, которые, видя, как изнылся ребенок во время долгого чтения молитв перед причастием, могут предложить маме подержать его на руках, а то и вовсе погулять с ним в церковном дворе, чтобы мама сама пришла в себя и помолилась перед причастием.

Знаю учителя, которая на собрании два часа рассказывала родителям – вместе, а потом порознь, - какой у них прекрасный класс, какие в нем отличные талантливые дети и как с ними здорово работать. Родители ушли домой настолько озадаченные, что некоторые по дороге даже купили торт к чаю.

Я видела женщину, которая в самолете просто забрала у замотанной мамы ноющую четырехлетку и всю дорогу рисовала с ней в тетрадке, читала с ней Маршака и Чуковского, занималась пальчиковыми играми – и даже позволила маме немного поспать, а соседям – лететь в тишине.

Видела другую, которая, когда ее кресло сзади пинал ногами чужой ребенок, обернулась и вместо сакраментального «Мамаша, успокойте своего ребенка» сказала: «Малыш, ты пинаешь меня в спину, это очень неприятно, пожалуйста, не делай этого».

Однажды я ехала домой в маршрутке с перчаточной куклой-медведем в сумке. Напротив сидела девочка лет пяти, которой было скучно. Она ерзала, болтала ногами, донимала маму вопросами, пихала соседей. Когда медведь помахал ей лапой из сумки, она чуть не свалилась с сиденья от изумления. Мы всю дорогу играли с медведем, а мама смотрела с недоверчивым ужасом, готовая в любой момент отнять ребенка, отобрать медведя, всучить его мне обратно, рявкнуть, чтобы дочь сидела смирно и неподвижно – и загрызть любого, кто посмеет что-то сказать. Это уже условный рефлекс, это застарелая привычка не ждать от окружающих ничего хорошего.

Я помню, как бабушка или дедушка забирали у меня ночью вопящего младенца, сказав просто "поспи", хотя им завтра на работу; как муж, не давая алгебре доесть нас с ребенком, быстро и весело заканчивал с ним уроки, как меня подстраховывали, подхватывали и помогали - домашние, подруги, коллеги

Я помню попутчицу, которая терпела ночные крики моей трехлетней дочери в поезде, и продавщицу, которая подарила ей банан, когда наш рейс задержали на 18 часов и ошалевший ребенок пулей носился по аэропорту. Помню с благодарностью тех, кто помогал поднять перевернувшуюся коляску, пропускал без очереди в общественный туалет, протягивал платочки, когда у сына на улице шла из носа кровь, дарил просто так шарики, смешил плачущего ребенка. И мне всегда кажется, что я обязана вернуть это все другим людям.

Всякой маме трудно. Она не все знает и не все умеет, она не всегда еще сама достигла той степени психической зрелости, взрослости, доброжелательности, уверенности в себе, которая позволяет ей в любой кризисной ситуации сохранять присутствие духа и принимать правильные решения. Мама делает ошибки, занимаясь самым главным делом и самым дорогим человеком в жизни. Она видит это и не знает, как их исправить. Ей и так кажется, что она все делает не так и неправильно; она в душе перфекционистка и хочет все сделать идеально, но идеально не может и ждет, съежившись, что ей сейчас опять поставят двойку. Не надо вколачивать ее по шляпку.

Иногда ее стоит поддержать хорошим словом, заметить у ребенка прогресс, похвалить ее усилия, сказать ей что-то хорошее про ее ребенка, ненавязчиво предложить помощь. И не торопиться осуждать, тыкать пальцем, воспитывать и делать замечания. А если жалуется – слушать, а не поучать. А если плачет – обнять и пожалеть.

Потому что она – мама, она делает самую трудную, неблагодарную, полезную работу в мире. Работу, за которую не платят, не хвалят, не повышают по службе, не дают поощрений. Работу, в которой много провалов и падений и слишком редко кажется, что чего-то достигла.

Можно даже не хвалить, наверное. Не помогать, не развлекать чужих детей, не играть с ними, не говорить хороших слов.

Просто не шпынять на каждом шагу. Уже будет огромное облегчение.

Источник


@темы: проблемы матери, психология

23:57 

Образование и чувство долга


Недавно Д. Медведев заявил, что обучение младших школьников должно проходить без каких-либо усилий, в виде игры (кстати: лет 25 назад я и сам думал нечто подобное:) Утверждалось, что это - одна из самых главных целей, ради которых проводится реформа образования. В частности, детям до 4 класса не должны давать домашнее задание, разве только по чтению. И вообще, по мнению новых преобразователей России, от обучения дети должны получать в первую очередь удовольствие.

Вот что подумалось в связи с этим. Домашнее задание, и именно оно - формирует у человека чувство долга, ответственность и обязательность. Ребёнок знает, что завтра у него физика, алгебра и литература. Ему нужно прочесть главу из учебника, решить несколько задач и изучить литературное произведение. То есть - он должен. Друзья во дворе вышли гулять, орут перед окном: "Выходи!" Но грамотные родители приучают с первых классов - сначала делаешь домашнее задание, а потом гуляешь, сколько душе угодно. Чтение, естественно, все оставляют на вечер))

Какие ещё есть обязанности у человека, только вступающего в жизнь? Убирать за собою игрушки? Поставить на полку книги? Вынести мусорное ведро? Вытереть со стола? Подать маме грязную посуду?

Таким образом, чувство долга в немалой мере прививает именно школа, когда даёт задание на дом - причём, долга перед другими, обществом, а не только родными людьми. Ну, ещё в этом процессе участвуют родители, требующие, чтобы ребёнок его выполнял. Следовательно, в развитии личности участвуют совместно и родители, и школа. И если они действуют правильно, объединёнными общими целями и усилиями, то человеческая обязательность благополучно формируется. Единство - вообще очень важно для воспитания маленького человека. Наблюдательные родители подтвердят: дети имеют великолепную интуицию, мгновенно чувствую не только фальш, но и любой супружеский разлад. Уверяю: то же самое касается и разлада между семьёй и школой.

В результате постоянных понуждений ребёнок, возможно, не слишком полюбит школу. Кому нравится, когда заставляют? Боюсь, что и русскую литературу не жалуют именно по причине, что вынуждали её учить (впрочем, какая попадётся учительница). Кстати, почему именно русскую? Почему к европейской литературе после школы нормально относятся?

Литературу, может быть, и возненавидят, кому как повезёт, но чувство долга-то останется. А ведь что ни говори, именно оно - и есть самый главный стержень в человеке, фундамент личности. Что ещё можно подразумевать под этим выражением?

Следует добавить, что этот стержень нужно формировать именно с малолетства. Я не Бог весть какой опытный отец, но было очевидно, что приучать ребёнка к порядку следует как можно раньше, с младых ногтей. Точно не упомню, но уже года в два-три привлекал юного Лебедева к уборе игрушек, требуя, чтобы пододвигал их ближе к ящику. Мой сын даже выучил умное взрослое слово "подавай", которое произносил с гордым видом, в ответ на строгую фразу: "Так, начинаем убираться")) К восьми годам делал это автоматически, без особых усилий и каких-либо напоминаний. Нужно лишь расставить правильные приоритеты, и тогда личность ребёнка сформируется правильно. Недавно здоровенный 20-летний лось освоил Франца Кафку...

Между тем, именно маленьким детям не будут задавать домашнюю работу! Чувство долга у них не будут развивать именно тогда, когда это нужно более всего. Когда это проще всего сделать!

Обучение не должно основываться на удовольствии. Всякие развлечения, игровые формы - это уже потом. Ребёнка следует приучать получать удовольствие от труда, преодоления себя, присущей всем нам лени, обуздывании собственной "хотелки". Можно назвать удовольствие от преодоления лени "вторичным". То же, что начинается с удовольствия, ни к чему хорошему не приводит.

Мой совет родителям - ищите ребёнку школу, где всегда есть домашнее задание. Где высокий уровень дисциплины как бы разлит в воздухе, ощущается уже в фойе. Где осознанно и целенаправленно приучают к порядку. Где не чувствуется ни либеральной расхлябанности, ни игрового духа, ни убогой семейственности - как, например, в классической гимназии Шичалина (неслучайно в последней отменены дневники, а завуч признавалась, что не выносит ничего советского). Куда выше вероятность, что ребёнок вырастет человеком.

Ещё подумалось, что подобное понимание либерализма - как у Медведева и ему подобных - является нежизненным, абсолютизированным. В действительности, либерализм не предполагает полной безответственности и ничем не ограниченной свободы. Напротив, он связан с массой обязательств. Западные люди вполне сознательно исполняют законы и платят налоги, вменяя это себе в доблесть. Они вполне осознанно докладывают в полицию о замеченных нарушениях. Их заставляет исполнять это тот самый долг. Читатели, проживающие на Западе, подтвердят: там жизнь полна всевозможных ограничений, и общество относится к ним с необходимым пониманием.

Российский же либерализм стремится с малолетства воспитывать человека по принципу, "что хочу, то и ворочу". Он формирует не способную мыслить, безответственную личность, для которой самое главное в жизни - удовольствие.


Источник



21:07 

Прошу помощи!

Дорогие мои сообщники! В связи с катастрофической нехваткой времени обращаюсь к вам за помощью. У кого сохранены ссылки на статьи про вред для зрения (и для психики тоже) телевидения и кино? На английском или русском, не важно, главное, чтобы были ссылки на исследования. Выручайте, пожалуйста!


@темы: зрение, ищу статью, кино/телевидение

10:35 

О стадиях развития семьи

Статья не только о детях, но о них тут много очень ценного. Я полагаю, даже ключевого.

В этой статье я поделюсь с вами описанием жизненного цикла семьи, или, иначе говоря, стадий развития семьи, которое дает в «Кратком лекционном курсе введения в системную семейную психотерапию» Анна Яковлевна Варга, весьма известный человек в постсоветской семейной психотерапии.
А перед тем, как приступить к чтению, надо, наверное, узнать о том, что отличающихся друг от друга описаний развития взаимоотношений в семье может быть много: как минимум столько, сколько существует направлений в психотерапии семьи. А так как такая сфера жизни, как семья, исключительно важна — едва ли не каждая психотерапевтическая школа внесла, и продолжает вносить свой вклад в развитие семейного консультирования и терапии.
Но именно системная семейная психотерапия заслуживает наибольшего интереса, на мой взгляд, потому что она основана на наиболее современных на данный момент научных идеях. Это во-первых. А во-вторых, потому что в рамках именно системной семейной психотерапии работает наибольшее количество семейных психотерапевтов в мире: Борис Дмитриевич Карвасарский отмечает в «Психотерапевтической энциклопедии» о том, что «Как показал состав участников 2-ой международной конференции (Краков, 1990), 3-го (Юваскюля, 1991) и 6-го (Иерусалим, 1992) международных конгрессов по семейной психотерапии, представителей психодинамического направления (имеется в виду психоанализ и его современные разновидности) было 25 %, а сторонников системной семейной психотерапии — около 60 % от общего числа участников». Остальные участники форумов исповедовали так называемый эклектический подход, говоря иначе, работали, как им придет в голову.

А теперь — читайте текст лекции Анны Яковлевны Варги.

Первая стадия жизненного цикла [...] семьи — это стадия монады: одинокий, финансово самостоятельный молодой человек, живущий [...] сам по себе, вырабатывающий некий опыт самостоятельной жизни, реализующий правила, усвоенные им в родительской семье, к которым он может как-то отнестись, слегка от них отстраниться, проверить их на практике. Это — очень важная стадия как для индивидуального психологического развития, так и для развития будущей семьи.


Далее молодой человек начинает встречаться с девушкой и вступает с ней в брак (или девушка встречается с молодым человеком и вступает с ним в брак).

Вторая стадия называется стадией диады. Это — первый кризис, когда люди начинают жить вместе и должны договориться о том, по каким правилам это будет происходить. Есть правила, которые можно выработать легко, а есть правила, которые выработать трудно: во-первых, потому что они плохо осознаются, а во-вторых, потому что они непосредственно привязаны к самооценке.

Правила, о которых разговаривать просто, — это внешние правила жизни. Например, кто из членов семьи планирует отдых, кто моет посуду, кто покупает, кто деньги зарабатывает. Если люди по своему опыту жизни в родительских семьях не сильно отличаются, то им о таких внешних правилах договориться довольно просто.

Но в семейной жизни есть и такие существенные вещи, по поводу которых договариваться труднее. Например, правила сексуального поведения. Приведу банальный случай: девушка выросла в такой семье, где мама встречала папу на каблуках и накрашенная, и девушка знает, что это нормальное поведение, и что не надо ходить дома в халате, тапках и оскорблять взор супруга своей неприбранностью; хочешь мужа порадовать — намажь лицо, и все будет отлично. А молодой человек вырос в другой семье. На каблуках и накрашенная — это была его первая учительница, которую он ненавидел лютой ненавистью. А дома у него мама была мягкая такая, в халате ходила, в тапках, и ему очень хорошо было. И вот жена ждет мужа с работы на каблуках, думает, что сейчас они отлично время проведут вместе. А он, увидев ее, спрашивает: «Мы что, идем в гости?». Она думает: «Не хочет меня. Может быть, уже разлюбил? Положим на заметку, пойдем в гости». Потом она болеет и ходит в халате и тапках, не нравится себе ужасно, плохо себя чувствует. А муж думает: «Наконец-то жена дома» — и начинает к ней приставать. — «Вот скотина, я болею, а он…».

Такие вещи очень трудно обсуждать, так как люди не понимают, какие ключевые раздражители запускают их поведение. Представляете внутреннюю логику такого молодого человека? «Я прихожу домой, думаю, что сейчас отлично проведем время с женой, а она уже собралась куда-то на выход, только я думаю — она уже дома и моя, а она не дает. Не любит?».

Возникает некое напряжение, которое трудно обсуждать, поскольку непонятно, про что это. Все очень смутно. Выстроить такую четкую линию, кто что делает и когда, кто что чувствует и когда (когда каблуки и когда тапки), — это дело непростое. У людей это происходит на уровне самочувствия какого-то, а вовсе не формулируется в словах. А если бы это можно было вывести на уровень речи и обсудить, то понятно было бы, что данный вопрос можно решить очень просто, как и вопрос о том, идем ли мы сегодня в гости или делаем что-то другое.

Часто эти правила культурно обусловлены. Здесь находится точка, где семейная микросистема смыкается с макросистемой большого социума, в который включена семья. Скажем, какие-то конфликты по типу мужских и женских дел в современной Америке практически не встречаются, а у нас — бывают часто. Помните анекдот: беременный мужчина приходит к врачу, тот говорит: «Боже мой! Как это с вами случилось?», а мужчина объясняет: «Все началось с мытья посуды». Нам смешно, людям другой культуры — не смешно, так как они не понимают, о чем идет речь.

Культурные ожидания очень много значат для внутренней семейной жизни. Не говоря уже о правилах родительских семей, которые люди тащат просто килограммами в свою собственную семью.

Далее. Предположим, эта молодая семья не развелась и выяснила все про тапки и каблуки, и все остальное тоже выяснили, и они тогда рожают ребеночка. Или, допустим, они ничего не выяснили, но закон гомеостаза сработал, и они рожают ребеночка, чтобы не развестись. Так или иначе, наступает третья стадия жизненного цикла — триада. Опять время кризиса. Они думали, что все будет лучше, а стало все хуже. Сразу меняются структура семьи и межличностные дистанции.

Во-первых, это структурный кризис семьи. Часто у людей возникает ощущение, что они стали дальше; часто мужчина говорит, что он чувствует себя одиноким, заброшенным, неприсмотренным, потому что женщина занимается либо своей беременностью, либо своим ребенком. Здесь — пик супружеских измен.

Во-вторых, надо опять передоговариваться, потому что должны измениться функции и обязанности людей. При этом закон гомеостаза все равно работает. Ребенок может быть запланированным и желанным, но при этом не удается решить, куда поставить детскую кроватку. Долго не удается решить, даже если места много… Тем не менее, ребенок появляется, и место для него находится. Возникают следующие вопросы: кто за что отвечает в процессе выращивания и воспитания ребеночка, кто, как, кому помогает. Вплоть до решения вопроса, кто к нему ночью встает? И так далее, и так далее.

Допустим, это функциональная семья, и они всё решили, и ребенок у них растет. Кризис пройден. Более или менее. Появляется второй ребенок. Начинаются новые проблемы.

Это будет настоящая драма.

Новорожденный ребенок выталкивает старшего из уютного домика родительской любви. В этот момент начинается ревность и соперничество детей. Это новая проблема, с которой надо справиться, не говоря уже обо всех предыдущих, которые воспроизводятся на этой стадии. Опять надо решить, что кому, что когда, кто какие функции на себя берет. В то же время вся семейная ситуация может быть другой: родители находятся в другом возрасте, у них другое состояние здоровья, другие материнские и отцовские чувства. Новый ребенок — это новый характер, новая личность, новые требования.

Есть многочисленные наблюдения за тем, как влияет порядок рождения детей на их положение в семье. В разных культурах порядок рождения влияет на ролевое поведение по-разному. Во многих западных книжках вы прочтете, что старший ребенок — это ответственный, активный, «обродителенный» ребенок. Понятно, что это связано с законом о майорате, который был принят довольно рано в западных странах, когда все наследство переходило к старшему ребенку. Там же вы прочтете, что младшие дети — активные, авантюристы; так как денег у них не было, они отправились в Америку и колонизировали ее. В тех странах, где закон о майорате был принят позже или не был принят вообще, такого характерологического разделения нет. В России, например, закон о майорате был принят чуть ли не в XVII веке, если я не ошибаюсь, и тотального, повсеместного влияния не имел. Но тем не менее есть некоторые особенности; например, считается, что старшие дети должны заботиться о младших, а младшие должны слушаться старших. В маргинальных культурах старшие должны заботиться о младших, а младшие слушаться не должны.

Следовательно, старший ребенок оказывается в заведомо невыгодном положении, поскольку эта самая иерархия не достроена, она противоречива. Поэтому форма соперничества детей в российских семьях приобретает драматические черты, часто совершенно уродливые, потому что социального правила на этот счет практически нет и каждая семья должна изобретать свое.

Считается, что средний ребенок находится в наиболее комфортном положении. Он более социально грамотный, потому что он умеет быть младшим по отношению к старшему ребенку и старшим по отношению к младшему. И поэтому в своем собственном браке, когда он состоится, этот средний ребенок будет наиболее гибким и социально компетентным. Известны такие наблюдения, которые верны по отношению к западному обществу и не очень верны, по моим наблюдениям, здесь.

Старший брат женится на младшей сестре (пол здесь не имеет принципиального значения), получается так называемый комплементарный брак. Старший ребенок в семье, вступающий в брак с младшим ребенком из другой семьи, называется комплементарным, и предполагается, что там будет меньше проблем, поскольку у них обоих уже есть некие ролевые навыки. Старший умеет заботиться и командовать, младший — принимать заботу и подчиняться.

Если же брак создается, например, между двумя младшими детьми или между двумя старшими детьми, то такой брак уже не будет комплементарным, поскольку там весьма вероятен ролевой конфликт. Младшие дети хотят заботы и не умеют ее оказывать, старшие дети хотят быть одновременно двумя «начальниками», никто почему-то не хочет быть «дураком». А вот средний ребенок выживает в любой ситуации. У меня на этот счет нет статистики здесь, но статистика и там становится все более другой, так как браков становится все меньше и меньше в определенных слоях. Там, где в семьях растут единственные дети, снижается количество браков, а количество одиноких людей, живущих всю жизнь вне брака, растет.

На пятой стадии жизненного цикла семьи дети выходят во внешний мир.

Как проверить семью на эффективность воспитания ею детей и правил, которые они получают? Если ребенок, как семейный агент, выходит во внешний мир, например, идет в школу и справляется со всеми школьными требованиями, семья функциональна. Если ребенок не справляется с этими требованиями, значит, семья дисфункциональна.

Функциональная семья — это та семья, которая справляется с поставленными перед ней внешними и внутренними задачами. Дисфункциональная семья, соответственно, — это та семья, которая с этими задачами не справляется. Никаких других понятий нормы и патологии в системном подходе не существует. Каждая семья может оказаться дисфункциональной в какой-то момент своей жизни. [...]

Считается, что выход ребенка в школу — кризисный момент для семьи, поскольку семья на этой точке своего развития может оказаться дисфункциональной. Это особенно верно для гиперсоциализирующих семей, которые почти не имеют своих внутренних правил, а присваивают себе социальные правила. И тогда ребенок, который не справляется с какими-то внешними требованиями, например школьными, оказывается для семьи человеком, который всю эту семью «позорит» или не выполняет свою функцию по отношению к этой семье как человек, который должен ее куда-то продвинуть. Ожидания, что ребенок может семью куда-то продвинуть или что ребенок может эту семью опозорить — это ожидания недифференцированных семей, где отдельный человек не есть на самом деле отдельный человек, а есть только представитель чего-то другого, большего, общего. И тогда, конечно, к нему обращены добавочные ожидания: предполагается, что он должен быть не только здоров и счастлив, но и делать многое другое для блага своей семьи в понимании ее старших членов.

Разберем пример. Допустим, у ребенка есть какие-то проблемы в школе, а они часто бывают в начале обучения, потому что первый класс — сильный стресс для ребенка, особенно если его образ жизни до школы был щадящим.

Если ребенок вообще не был ни в каком детском учреждении до школы, а потом оказался в обычном классе, где 30 детей и учителя зовут детей по фамилиям, то для ребенка такая ситуация очень трудна. В этом случае он может не справиться с требованием семьи быть успешным. Неуспешный ребенок не получает в семье поддержки и помощи, потому что там нет внутренних правил, все семейные правила присоединены к социальным. В такой семье учитель всегда прав, взрослого нельзя критиковать, получил двойку — сам виноват и так далее, и так далее.И дальше — только хуже, потому что в таком случае у ребенка нет возможности преодолеть свои трудности. Взрослые не помогают ему, не дают эмоциональной поддержки, не вселяют веру в свои силы, а только увеличивают груз неуспеха. Цена этому — конец познавательной деятельности вообще.

Шестая стадия драматична в любой культуре, потому что здесь требования гомеостаза расходятся с требованиями индивидуального психического развития очень резко. Что происходит? Ребенок в подростковом возрасте должен решить свой кризис идентичности. Для этого он должен ответить на разные вопросы: «Кто я? Куда иду? Зачем?!» Ответ: «Я, [если я только] сын или дочь своих родителей, недостаточен для требований реальности». Быть ребенком своих родителей недостаточно для того, чтобы эффективно приспособиться к быстроменяющимся условиям. Надо быть кем-то еще. Узнать, найти какие-то новые модели жизни ребенок может, только уйдя за пределы семьи. Он может легко это сделать, если в семье надежный тыл. Тогда требование безопасности соблюдается: он идет — рискует — реанимируется в семье, семья дает ему эти возможности. Это функциональная модель. Если семья не дает возможности реанимации, тогда риск ребенка возрастает. Семье, особенно семье дисфункциональной, трудно создать ребенку надежный тыл, потому что за время жизни ребенок стал выполнять определенные функции в семье. Например, он стал медиатором между своими конфликтующими родителями. Или он стал маминым «дружочком» или папиной «подружкой» — он уже занял какую-то функциональную нишу. Если он уходит из семьи, его функции провисают. И тогда семейный гомеостаз начинает трещать, и родители начинают категорически возражать против того, чтобы ребенок отдалялся от семьи, потому что им нужно, чтобы он свои функции выполнял так, как он выполнял их раньше.

Родителям никакие друзья этого ребенка не нравятся, внешняя среда кажется опасной, детские занятия дискредитируются, опасности для здоровья и жизни преувеличиваются. Нередко ребенку внушается его общая жизненная несостоятельность.

Способы привязывания детей многочисленны. Всегда можно сказать: «Ты никому не нужна, кроме меня, никто тебя любить не будет так, как я, потому что у тебя жуткий характер», или еще что-нибудь в этом роде.

Подтекст всех таких сообщений ребенку: «Ты не сможешь выжить вдали от своей семьи».

Часто прохождение шестой стадии жизненного цикла семьи затрудняется совпадением по времени кризиса подросткового возраста ребенка с кризисом среднего возраста родителей. Родители к этому моменту достигли такого возраста, когда они должны подводить какие-то промежуточные итоги. Они должны ответить себе на вопрос о том, почему они живут друг с другом, сложилась ли их жизнь так, как они этого хотели, занимаются ли они тем, что доставляет им какую-то радость или интерес, добились ли они социального успеха и высокого качества жизни. И если этого нет, то они должны объяснить себе, почему. Иногда очень удобно объяснить это нарушением в поведении ребенка. Я не могла сделать карьеру, потому что у меня всегда был трудный ребенок, или больной, или плохо учился, или был неуправляемым. Или я не могу сейчас заниматься тем, чем мне хочется, не потому, что я не справлюсь, а потому, что у меня ребенок в трудном возрасте. И тогда нарушения в поведении ребенка становятся условно выгодными. Ребенок получает сигналы от родителей, подкрепляющие нарушения в его поведении.

Сразу скажу вам, что любой симптом в системе условно выгоден. Он всегда работает на гомеостаз и всегда подкрепляется, хотя люди этого совершенно не хотят.

Если люди проходят через этот кризис, то происходит сепарация ребенка от семьи.

Различают два уровня изменений в системе: изменения первого порядка и второго порядка. Изменения первого порядка — это структурные изменения. Семья может разъехаться, кто-то может умереть, может произойти развод — любое изменение, связанное с физическим присутствием, с географией. Все это — изменения первого порядка, изменение структуры. Это не значит, что произойдет перестройка отношений. Люди могут не жить вместе, но злятся друг на друга так же сильно, как в момент реального конфликта, годами. И вам могут с гордостью рассказывать, что 5 лет не разговаривают с кем-то из членов семьи. Эмоционально незавершенные разводы могут длиться десятками лет. Развод произошел, но никакого общения между бывшими супругами быть не может. Это часто находит понимание у окружающих, поскольку считается, что такое поведение вызвано чувствительностью, является проявлением непрожитого горя. Например, вы не можете позвать бывших супругов в один дом, потому что все говорят, как им тяжело встречаться друг с другом.

С системной точки, зрения — это незавершенный развод. Не произошло изменений второго порядка — не изменились взаимоотношения. Хорошо, правильно, функционально — когда происходят изменения второго порядка. То есть когда меняются отношения людей вместе с изменением структуры. Удачная семейная терапия бывает тогда, когда происходят изменения второго порядка.

Если эта, шестая, стадия пройдена удачно, то происходит сепарация детей от родителей на уровне изменений второго порядка: у них меняются взаимоотношения. Они могут оставаться в близких отношениях, родственных отношениях, любить друг друга всю жизнь, но это — не отношения маленького ребенка с родителями (при этом неважно, кто на самом деле ребенок, а кто — родитель, часто происходит инверсия), это отношения двух взрослых людей без эмоциональной зависимости. Если этого не происходит, тогда сепарация — частичная, неполная. В соответствии с теорией дифференциации возникает дисфункция — по вертикали и, полная сепарация, по горизонтали в момент заключения брака. Если не произошла сепарация с родителями, значит, она будет происходить в собственных браках. Опять же, заметьте, никто этого не хочет: никто не стремится выйти замуж для того, чтобы развестись, или жениться для того, чтобы развестись. Законы системы — тотальны, люди им подчиняются, но вы не пугайтесь, потому что, кроме дисфункциональных семей, есть еще и функциональные, и их много. Просто мы ведем речь о дисфункциональных семьях.

Допустим, дети женились, живут отдельно, встречаются с родителями, родительская жизнь не развалилась, когда родители остались вдвоем. Наступает следующий этап — симметричный второму этапу: пожилые родители вдвоем. Часто это называется в литературе синдромом опустевшего гнезда. (Когда им надо подменять чем-то не нужные больше родительские функции.) В наших семьях это часто подменяется внуками, а в семьях других культур — путешествиями и разными другими делами.
Время идет, один из супругов умирает, и жизненный цикл семьи завершается. Наступает стадия монады, только на другом возрастном уровне — конец семьи.

Источник


@темы: 1-2 года, 2-3 года, 3-4 года, 4-6 лет, 6-7 лет, два/три ребенка, до 1 года, подростки, предпубертат, психология, семья

09:58 

Для меня польза беби-йоги очевидна!

Отзыв Марии о занятиях беби-йогой. Моему сыну 8 месяцев. Почти с самого его рождения мы занимаемся «совместной» йогой или беби – йогой. Все спрашивают: «Как ребенок реагирует на занятия?» Когда мы собирались заниматься, для меня тоже было страшно, и я мучилась кучей вопросов: «А как же это возможно? А как его кормить? И вообще, что ждать от этого маленького человечка, который кроме родителей никого не подпускает к себе?»  Но мне нравится ставить перед собой сложные задачи и решать их. Это делает нашу жизнь интересней. Все удивляются, когда я отвечаю: «Прекрасно!»

baby-yoga-v-tuleКаждому нравится, когда ему уделяют внимание, а особенно любимый человек. Все занятие беби-йогой построено на упражнениях с потешками и прибаутками. Ребенок это воспринимает как игру. А мы даем ему новые ключи для познания этого прекрасного мира. Помимо несложных, но важных физических упражнений детки получают общение со своими сверстниками. Даже таким маленьким это, оказывается, необходимо.



Первые месяцы мы занимались с нашим первым инструктором Татьяной Поповой и получали безмерное удовольствие. Но пришло время расставаться и переходить в старшую группу к другому инструктору. И снова я стала задавать себе те же вопросы: «А как?» После первого занятия я успокоилась. Ребенок не отрывал взгляд от постоянно выдающей всякие интересности Нади. Она то показывала зайчика, то ежика, то пела песенки про паучков.

Современный мир своим бешенным ритмом требует от нас мобильности, больших знаний и дает бесконечные комбинации выбора. Молодой маме порой сложно сориентироваться и выбрать себе методику воспитания ребенка. Его гармоничного физического и интеллектуального развития. На занятиях Надежда помогает сориентироваться, куда идти.

Вовлеченные в быт с маленьким ребенком, кажется, что время утекает сквозь пальцы и чтобы найти время на себя и сходить в фитнес зал или в бассейн даже не может быть и речи. Возникают вопросы: «На кого я оставлю ребенка? Где найти грамотного тренера, чтоб не перетренироваться и не пропало молоко?» На занятиях беби- йоги мы получаем практику мягкого восстановления, что немаловажно. Например, я, 10 лет дружившая с профессиональным спортом, с удивлением обнаружила для себя, что не могу наклониться без дискомфорта.

Материнство – это не героизм, а новая страница в нашей жизни, которая приносит только радость. И, выполняя очередную асану или цикл дыхания, с внутренним восторгом смотришь, как ваш ребенок вот уже пробует ползти, глядя на старших; вот уже ползет; вот уже пробует играть…

Мария и Пётр.
Эта и другие статьи о беби-йоге есть здесь.




@темы: до 1 года, здоровье, общение с ребенком, развитие, физическое развитие

Сообщество Мамы и малыши

главная